World of Warcraft

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Warcraft » Небытиё » Сапта для Иллюмии


Сапта для Иллюмии

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Там было темно. То есть, сначала показалось, что темно: очень скоро Иллюмия пришла в себя в какой-то пещере, которая была пронизана магическими потоками – только дотронься, вот они, настоящие! Характерный сиреневый отблеск этих потоков был таким родным, манящим, уютным…
Мимо прошло нечто. Каменное. Да, это был полнотелый камень! Имеющий какие-то общие принципы с формой двуногих существ, этот великан грузно прошуршал мимо, толком не заметив – или нарочито не обратив внимания – Иллюмии. Совсем рядом, в маленькой природной нише, куда сочилась сквозь трещину вода, купалось крохотное нечто – само состоящее из воды. И ни один, ни другой элементаль не видели или не хотели замечать ни потоков магии, ни разбойницы, оказавшейся рядом.
В остальном, разбойница могла поклясться, что она одна.

2

Первым делом она, естесственно огляделась. Пещерка. Магия. Камни бегающие... И поймала себя на том, что потирает плечи руками, еще помня ощущение кипящей крови. Старик их порезы совместил - так это что, у троллей действительно такая горячая кровь? Разбойница хохотнула - так Эль'Джан все-таки горячий тролльский парень! Развеселившись, она решила, что это все же что-то не то было с кровью старика - может, проклята или действительно какая-то болезнь.
Так, а это вообще реальность вот тут или где? Ее, кажется, тогда все-таки отрубило. А если это не реальность, то тогда она либо умерла, либо... О Солнце, да она что, попала в мир духов? Хотя это почти то же самое, что умерла. Выходит, сейчас ее душа болтается черте где и вполне может оторваться от мира материального окончательно? Эй-эй, мне надо еще слишком много сделать, прежде чем умирать... С этой мыслью девушка поднялась, зачем-то отряхнулась и снова окинула пещерку взглядом. Элементаль воды все так же наслаждался своей стихией и игнорировал синдорай. Хам, нахал и наглец...
Старика рядом не было, а сидение на одном месте ни к чему бы не привело - молчаливые духи природы вряд ли пояснили бы ей, что надо делать и куда бежать, потому разбойница осторожно попробовала походить: получалось легко... Тогда она пустилась на исследование загадочной пещеры по принципу "куда ноги приведут", едва удерживаясь, чтобы не потыкать пальцем в родные магические потоки.
Ну ладно, так и быть... все же она не удержалась и прикоснулась к потоку энергии и тут же отпрянула, старательно уводя себя подальше, подальше, подальше отсюда, от заманчивой магии, чтобы хоть что-нибудь отыскать - и пошла туда, куда прошелестела каменюка.

3

Спокойно идти вышло недолго – очень скоро навстречу протопала ещё одна громадина, и она тоже не сильно заботилась о сохранности эльфийки, просто пронеслась по своим делам, быстро, стремительно, с грохотом. Впереди отчётливо были слышны какие-то звуки… похожие на своеобразную музыку!
Ход пещеры постепенно перерос в целую залу, наполненную элементалями самых разных мастей, – и все они вполне гармонично уживались друг с другом и даже что-то играли. Да, определённо, это была музыка, и если уловить ритм, то можно было бы даже сказать, симпатичная музыка. Шипел огонь, бурлила и пузырилась вода, громыхали камни и выдувал собой ноты различной высоты ветер. Целый оркестр, никем и ничем не организованный, но при этом непревзойдённо органичный, заполнял звуками залу и, конечно же, думать не думал обращать на незваную гостью внимание.
А потоки так и тянулись дальше, вились по потолку, уходили в один из пяти возможных лазов, мерцая уже более ярко и уже гораздо сильнее манили к себе дурманящим, опьяняющим ощущением дармовой магии – да ещё и в почти неограниченных количествах!
Однако пройти через залу было очень и очень непросто: элементали порой так и метались из стороны в сторону, вверх и вниз, не забывая поддерживать ритм и мелодию, то ныряя в лазы, то из них выныривая. Но главное – опасно было не только попасть под палящий огненный поток, но и закрутиться в вихре маленького смерча, или попасть между каменными жерновами – ну, на худой конец, угодить в бассейн водного элементаля, который – кто знает! – мог бы обернуться колодцем…

4

Перед разбойницей раскинулась зала, освещаемая пламенем, магией и еще чем-то. Казалось, сами стены пещеры светились, словно наполненные какой-то неведомой энергией. Музыка элементалей, хах... а ничего так, симпатичная, можно даже станцевать. Не попасться бы еще раз на пути камня, а то психопат какой-то, куда так несся?
- Тым-пырым-пым-тырытым... - промурлыкала эльфийка, прислонившись к стенке и оглядывая пещеру. За сполохами пламени и брызгами воды она все же углядела несколько ходов. Стоит сунуться в один из них, но в какой? Недолго думая, Иллюмия поставила галочку над тем, куда уходил магический поток - однако срываться с места не спешила. Интересно, почему ходов пять... и почему здесь, в этом маленьком мирке элементалей, находится поток арканы? Если по одному на каждую стихию да плюс на тайную магию, то для каждого элемента - свой ход? А старик говорил, что в этом деле эльф крови будет помощью. Да, определенно эльфийке следовало пойти к тому ходу, по которому струится этот дурманящий поток халявы. Ну где еще изголодавшийся синдорай сможет так насытиться? Правда, от такого количества магии начинало покачивать и сносить крышу, но совсем, совсем немножко. Магистра бы вынесло уже давно - о эти магистры, охотники за арканой!
Еще вдруг стало интересно, работают ли чары реального мира в мире духов, но проверять ей это совсе мне хотелось. Нет, не так - хотелось, но стоило уже поспешить.
А еще было интересно, это они, элементали, из вежливости только не замечают или и впрямь не видят? А ведь ей, даже такой мелкой и юркой, может сильно попасть, если ее заденет который-нибудь из них, а хотя... Была не была!
- Посторониииись! - заорала Иллюмия, оттолкнулась от каменного пола и помчалась через пещеру, пытаясь миновать обитателей-музыкантов и достичь своей цели - хода, освещенного сиреневым сиянием магии - более или менее невредимой.

5

От возгласа Иллюмии произошло нечто малопонятное: музыка вдруг резко рассинхронизировалась, началась какофония и паническое метание музыкантов – точно в пчелиный улей пустили мощную струю едкого дыма. Самыми мудрыми были водные обитатели: они просто поныряли в свои бассейны и лужи, и – поминай, как звали. А вот с остальными пришлось туго: перемешиваясь друг с другом, воздушные вихри буквально выстреливали куски каменных обитателей пещеры и раздували пламя огненных до невероятных размеров. Вспышки пламени, грохот камней, метания, метания – всё смешалось, потеряло логику, и теперь разбойницу могли спасти только удача и её собственная реакция…
Всполохи остались в стороне – точнее, значительно выше, а вот камни эпически суетились в самом низу залы, перемешиваясь порой в мелкую крошку, раздробленные друг другом же. Один камень просвистел прямо перед носом разбойницы, другой всё-таки больно задел лодыжку, и напоследок какой-то особо меткий и злой камень ударил в бок – прямо уже на выходе из залы, заставив всё внутри сжаться и заныть от сильной боли.
Тем не менее, испытание миновало, и эльфийка осталась живой – только что не совсем невредимой. Лодыжка тут же требовательно заныла следом за боком, требуя хозяйского внимания.
А ход оказался поросшим какими-то кусками особой породы, которая светилась… арканой! Иллюмия точно могла уловить, что этот камень впитывал в себя тот магический поток, что лился по потолку пещеры, и запасы, похоже, даже в маленьком кусочке такой породы могли бы сравниться с серьёзным вместительным талисманом.
Ход был прямым, длинным, но в какой-то момент всё-таки начинал заворачивать, уходя куда-то вправо.

6

- А вот это я, наверное, зря сделала... - пробормотала Иллюмия, несясь среди  бушующих стихий. Элементали взбесились, перепугались и начали метаться по пещере. Больше всего любимая эльфийкой водная стихия скрылась, и теперь вокруг было действительно жарко, того и гляди захлестнет огненной волной... Или камнем зашибет.
Камнем все-таки прилетело по ноге, и эльфийка забалансировала на другой, пытаясь сохранить равновесие. На минуточку она даже почувствовала себя друидом. Ступать было больно, но над головой уже зависало пламя, щедро раздутое ветром. Пещеры вдруг стало как-то очень мало, да и походила она больше на кузню, только ковали тут совсем не металл. Она ускользнула от пламени, и спасительный ход оказался уже совсем рядом, когда в бок прицельно врезался камень. Прямо в нижние ребра, да так, что эльфийка просто взвыла от боли, добегая последние шаги и опускаясь на камень. Все, пещера позади, можно полежать на камнях... Чем девушка и занялась, досадливо потирая подбитый бок. Раненый дракондор, тоже мне.
Камень был прохладный. Разбойница лениво шевельнула телом, устроившись поудобнее, чтобы все тело расслабилось. Во время этой передышки можно было и подумать. Элементали ее все-таки слышали и были вполне ощутимы, пострадавшие бок и лодыжка вполне реально ныли. Поэтому можно было попробовать унять боль - и разбойница потянулась к ноге, с неудовольствием отметив повреждения, оставленные каменным снарядом на чудном сапожке и припомнив, во сколько ей эти сапоги обошлись. Удобные еще такие, ходить приятно и не устаешь... Как там было, а, дядь Вайленар? Разбойница не без усилия согнала лень, разлившуюся по телу, и попыталась утихомирить нытье конечности - оно, правда, было совершенно не смертельное, и ходить с ним можно было во всяком случае.
А потом Иллюмия, наконец, обратила взор своих прекрасных святящихся глаз к, собственно, камню. Да он был пропитан магией! Насквозь... и что-то в глубине души заскреблось, канюча и ноя. Ну совсем чуточку, ну совсем немножечко, хуже не будет, я же не ополумевший магистр!... Даа... И разбойница сначала осторожно потянула ниточку арканы, а потом с жадностью накинулась на поток тайной магии. Она медленно брела вдоль стены и смаковала каждую крупицу, каждую частицу этого волшебного потока. Потом не удержалась, долбанула по торчащему камню, надеясь, что отколется хоть какой-нибудь кусочек, чтобы забрать его с собой и поглотить аркану, уже выбравшись отсюда. Прекрасную, чудесную аркану. Да, сейчас я отколю пару-тройку камушков, а потом пойду по этому тоннелю и дойду до конца... И она шла и шла, завороженно сбивая руки и рукоять кинжала о породу.

7

Порода была очень прочной – но всё же поддалась на скол. Звенящий кусочек весело блеснул, вылетая из-под рукояти кинжала, и бодро цокнул о каменный пол, покорно оставаясь у ног разбойницы. Мерцая, осколок манил к себе, притягивал, прельщал, и был таким желанным, а магия, которую он источал – такой ласковой, схожей с теплотой материнских рук…
И поток под потолком тоже стал необоримо прелестным: магия вилась, переливалась своими скупыми красками – но самыми прекрасными цветами во всей вселенной! Где бы ни были ещё невиданные цвета, они всё равно никогда, ни-ког-да не сравнятся с красками арканной магии!
И во всём этом восторге что-то встрепенулось – разбойница могла почувствовать, как это произошло, и ощущение явно относилось к потоку: оттуда как будто нечто уставилось на эльфийку, с безудержным интересом разглядывая её. И очень скоро из потока действительно вынырнуло нечто…
Это был маг. Син’дорей. Этого мага Иллюмия очень-очень хорошо знала. Светлые волосы и стильная бородка, небрежно накинутый капюшон лилового плаща. Он смотрел на неё сверху вниз, с тем лукавым прищуром, с которым обычно смотрят на разыгрываемого человека – ну, или когда собираются преподнести сюрприз.
- Акела, - прозвучал его густой голос, искажённый неверным эхом пещер… или чем-то иным. – Прелестная, ты как тут оказалась? Признавайся!
Он мягко поймал эльфийку за талию и притянул к себе, второй рукой ловя кисть её руки. Склонившись над разбойницей, он замер, едва не касаясь губами её губ, и шёпотом проговорил:
- Ах ты разбойница… Как я соскучился по тебе!
И всё-таки прильнул к ней, нежно лаская губами её губы.

8

Звук падающего осколка так приятно и так гулко разошелся эхом по коридору! Напитанный магией, маленький, с блестящими гранями сколов, он казался эльфийке просто произведением искусства! Другое дело, что он был создан не совсем рукотворно, не считая приложенной к нему силы и твердости рукояти. Ну да ладно, кого это вообще сейчас волнует... разбойница подняла камушек с пола и, полюбовавшись, сунула в сумку на поясе. Нет-нет, она не будет поглощать его энергию сейчас, она оставит ее на потом. Пусть там лежит и пульсирует арканой, это так успокаивает. А сейчас... сейчас магии полно и вокруг, и разбойница, уже слегка пьяно пошатываясь, приложила руки к холодному камню стен. Как же много... интересно, сколько она сможет вытянуть магии, пока ее не вырубит?
Магия этого места не заканчивалась. Иллюмия засмеялась.
- Так и с ума сойти недолго. - промурлыкала она, слушая, как отголоски ее смеха постепенно пропадают. Она подняла голову и вгляделась в пляшущий под потолком поток. Поток, кажется, в нее тоже вглядывался... Иллюмия помотала головой и уставилась на потолок внимательнее, согнав опьянение. И невольно сделала шаг назад, когда перед ней появился син'дорей.
И не просто син'дорей!!
- С-С-СОЭЛЬ!? - выдала эльфийка на выдохе, прижав уши. Маг смотрел на нее с очаровательнейшей улыбкой и щурился. Щурился так, что дух захватывало.
- Акела, прелестная, ты как тут оказалась? Признавайся!
Сказать, что разбойница была в шоке - это еще ничего не сказать. Это точно был Соэль. Мало кто знал ее имя - второе, взаправдишнее имя, которое, в общем-то, нравилось ей пожалуй даже больше, чем то, которым называли ее дома и которым она представлялась новым знакомым. Но что он тут делает? Этот-то вопрос скорее уже она должна задавать. Кинжал выпал из рук эльфийки, и она совсем-совсем не противилась, когда маг привлек ее к себе, разве что залилась ярким румянцем - то ли от неожиданности, то ли от радости, то ли от предвкушения.
- Ах ты разбойница… Как я соскучился по тебе! - Да, разбойница-разбойница... О, Солнце, какое же наслаждение слышать этот голос, эти интонации! И за пару секунд до того, как их губы встретились, она успела усмехнуться и прошептать:
- Чертов маг...
Потом эльфийку на какое-то время просто выкинуло сразу из всех реальностей, но наслаждение наслаждением, а разбираться, кто и откуда, было нужно, но "еще совсем чуточку" всегда губило разбойницу. Наконец, она нехотя оторвалась от губ мага и уперлась ладонями в его грудь, пытаясь согнать с лица блаженную улыбку и выглядеть как можно серьезнее. Не получалось. Точнее, не совсем получалось. Хорошо, не получалось вообще!
- Соэль, радость моя, это ты-то как тут оказался? Я в очередной раз полезла помогать, на этот раз троллю, и меня опоили какой-то вудуистской дрянью. Где мы находимся? Что ты тут делаешь?  - не удержавшись, эльфийка приподнялась на цыпочках и поцеловала мага. И еще раз. И еще. И.. хватит. Она взглянула на него снизу вверх вопрошающим взглядом, ожидая ответа. - Ну так?

Отредактировано Иллюмия (2010-02-18 19:25:03)

9

Лицо мага на какое-то мгновение помрачнело, губы сузились в жёсткую чёрточку недовольства, когда он услышал причину пребывания Иллюмии в этой пещере. Правда, на поцелуи разбойницы он отвечал всё так же страстно и нежно, прижимая её к себе всё крепче. А когда она наконец решила выслушать его, ответил с лёгкой улыбкой:
- Ты не отвечаешь на мои вопросы, но просишь, чтобы ответил я… Чертовка, ты ничуть не изменилась! – он рассмеялся, и эхо гулко подхватило его смех. – Ах, Акела, Акела… Оглядись: видишь?
Маг всё-таки отпустил разбойницу и обвёл руками лиловые потоки, и лицо его приняло торжественный, победный вид – он ликовал, призывая ликовать с собой вместе:
- Тебе нравится? Это всё – твоё! Я не хотел тебе говорить, потому что… - глаза его недовольно сощурились, - до меня дошли сведения, что ты загуляла с каким-то мальчишкой… - И, выдержав секундную паузу, маг снова рассмеялся: - Но это всё ерунда, негодница! Я уже не сержусь. И теперь, раз уж ты здесь, пойдём, я покажу тебе всю прелесть того, что совершил. И… - хитрый прищур красноречиво выразил все мысли мага, когда он лукаво произносил следующую фразу: - Выплесну наконец всю ласку, что берёг для подобного случая.
Неожиданно послышался грохот – и в следующее мгновение создатель шумовых эффектов показался лично в форме элементаля земли. Маг безразлично вскинул руку, которая тут же засветилась, и элементаль остановился, дрогнув, а после и вовсе стал рассыпаться на мелкие кусочки. При этом к Соэлю тянулась тонкая, едва заметная нить арканы…
После произошедшего маг, как ни в чём не бывало, галантно предложил разбойнице взять его под руку, предлагая идти с ним.

10

Едва заслышав про "загуляла", Иллюмия сделала большие святые глаза и закинула руки за голову с самым невинным видом, сразу же выдававшим ее "ах как многого ты не знаешь, радость моя~". Когда дело касалось симпатичных эльфов крови, то эльфийка была просто бессильна. Особенно почему-то была бессильна против хорошеньких наивных юных священников с такими чудными невинными глазами. А уж если эти священники не высовывали носа за пределы родных лесов, то тогда это был практически приговор. А еще почему-то вспомнился Эль'Джан. Ну внезапно так вспомнился, и разбойница вовсе глаза в сторону отвела. Ах, как же тяжко быть ею!
- Ну не надо хмуриться, Соэль, то был старик-тролль, которого одолевала какая-то болезнь. Я детей не люблю, но его внуки были такими милыми, я же не могла отказать их просьбе! - Иллюмия с улыбкой развела руками.
Впрочем, на вопрос "Где мы находимся?" маг не ответил, так что они в какой-то мере были квитами. Действия же его, обращенные против каменного элементаля, эльфийку поразили - и напрягли. С каких это пор мановением руки можно заставить рассыпаться такую глыбу, нарушить связь с родной стихией и лишить породу жизни? Может, на такое и способны высшие магистры, но не Соэль. Он был ненамного старше Иллюмии и не мог так перемахнуть через несколько ступенек сразу. Открыл какой-то прием, какой-то новый метод обращения с магией? Вероятно. Возможно, это опасно, но девушку переполняла гордость за эльфа, и, как только он протянул ей руку, она кинулась к нему и прильнула, позволяя вести себя куда угодно и зачем угодно.
К магам по большей части она была безразлична, но против Соэля - совершенно безоружна.
- Не похоже это на тебя - выплескивать ласку там, где нет ни шелковых простыней, ни расшитых бирюзовых шатров. - промурлыкала она. - И что же ты успел насовершать тут, в какой-то странной пещере с элементалями?

11

Маг улыбнулся и повёл эльфийку за собой, гордо держа для неё свой локоть и поглядывая с хитрющим прищуром сверху вниз.
- Для тебя, моя милая разбойница, будут и простыни, и шатры, - проворковал он.
Они шли по пещере, и над ними мерцал, играя, поток, чарующий своей запретностью и при том откровенной досягаемостью. Казалось, именно он льнул к Иллюмии, ласкал её шею, её лицо, прохладой забрался под одежду, прикасаясь к груди – колко, интригующе. А потом разбойница смогла осознать, что вовсе это никакой не поток, и вовсе она не в пещере.
Перед ней раскинулись роскошные апартаменты, даже в приглушённом свете поблёскивали драгоценные камни и металлы, пущенные на облагораживание помещения, на придание ему непревзойдённого лоска. Сама Иллюмия чудесным образом оказалась на постели, устланной дорогими шелками и бархатом, и разбойница тонула в мягкости перины и окружавшем её бесконечном множестве подушек. А рядом, над ней, приподнялся на локте Соэль, ласково блуждая по её телу тёплыми ладонями и склоняясь порой, чтобы поцеловать тонкую шейку эльфийки.
- Ты спрашиваешь, что я совершил? – улыбнулся, шепча, маг. – Я перевернул мир духов, родная. Я научился из более грубой материи создавать тончайшую, совершеннейшую аркану, милая. Из одного элементаля выходит ничтожно мало – но когда им нет числа, и когда они действуют, выделяя энергию – получается целый поток, нескончаемая река арканы… И она твоя…
Лёгкое касание губ и – маг резко дёрнулся в сторону, ухватывая нечто мгновенно выброшенной рукой: с такой скоростью едва ли может двигаться живое существо. В ладони он сжимал острие копья, пойманного вопреки всем законам физики, и сочащаяся кровь обагрила простыни.
- А вот и ты, тролль! – глаза мага недобро сощурились, сверкнула опасная улыбка.
Старый тролль, стоящий в углу, выглядел скверно: мало того, что был не вполне материален, так ещё и облик выдавал в нём тяжело больного туберкулёзника в последней стадии. Он был весь увешан амулетами, в которые тут же вцепился магический поток, берущий начало именно здесь – из полого хрустального шара, стоящего на трельяже рядом с постелью.
- Покажи-ка, мон, лицо! – прохрипел тролль, угрожающе протягивая перед собой амулеты в связке. – Неча боле баловать, тварь поганая! Кровь твоя гнилая, шоб твою…
Но он не договорил: амулеты разлетелись в щепки, едва Соэль вскинул руку и сделал шаг к старику, прорычав не своим, искажённым голосом:
- Наконец ты сам пришёл, клыкастый! Вот и кончились мои проблемы!
Маг раскинул руки, и поток начал закручиваться вокруг него в небольшой смерч. Тролль явно хотел что-то крикнуть Иллюмии – но шею его сдавила незримая сила, и он не смог издать ни звука.

12

Перина была, несомненно, самой мягкой из всех перин, на которых доводилось валяться разбойнице. А этот маг был очень, очень ласковым. Подозрительно ласковым. Так, все, это переставало ей нравиться. Особенно в тот момент, когда Форн поймал копье. Настоящий Соэль никогда бы не стал так рисковать своими нежными чудесными руками. Ах эти руки...
- Ага, старик!! - ликующе воскликнула девушка. - Прости, мон, я тут увлеклась немного...
Между тем Соэль взмахом руки разбил охранные, видимо, амулеты тролля. Этих секунд, затраченных син'дораем, эльфийке хватило с лихвой, чтобы собраться в клубочек, упругий, словно пружина.
- Наконец ты сам пришёл, клыкастый! Вот и кончились мои проблемы!
- Сладенький, проблемы только начинаются...
- промурлыкала Иллюмия, уже в прыжке опираясь на плечи мага и перемахивая через него, с силой отталкивая его назад. Кувырок в воздухе - и вот ловкая девица уже на ногах и, скользя подошвами сапожек по полу, разворачивается лицом к магу, и звенят кинжалы, вынимаемые из ножен.
- Прости, ты красавец, маг и блондин, но с этим троллем у меня уговор, я клиентов не бросаю. - Иллюмия ухмыльнулась. Но для начала надо было бы остановить поток магии, прервать чтение какого-то заклинания, и разбойница, недолго думая, преодолела короткое расстояние до кровати с дивной скоростью и с разворота ноги запустила хрустальную сферу в свободный полет с наводкой на син'дорея.
- Еее!! - на лице разбойницы нарисовалась чудесная безбашенная улыбка, возникающая только в редких случаях совершенной укурки либо веселого боя; однако она не стала рваться в битву и отскочила обратно к троллю.
- Старик, мон, ты как? Совсем плох... - Разбойница перехватила кинжалы поудобнее, краем глаза наблюдая за судьбой хрустального шара и блондина-эльфа - в конце концов, когда дело доходило до швыряния вещами, ей просто не было равных, вне зависимости от того, что нужно было кинуть: острый нож или тупую табуретку....

13

Маг явно не ожидал такого поворота: тролль, задыхаясь, уже рухнул на пол, и дело оставалось совсем за немногим – но тут вмешалась разбойница! Тот, кто был как две капли схож с Соэлем, тут же забыл о шамане, Иллюмии и обо всём остальном на свете, кинувшись навстречу шару и хватая его необъяснимо цепкими пальцами.
- Зачем… - дрожащим голосом спросил он.
Обернулся на Иллюмию. И она увидела, как с лица его, точно краска, сползает кожа.
- Зачем, золотце ты моё? – исказившийся, отдающийся многоголосым эхом, голос.
Синий камень – вот, на что было похоже находящееся под нежной син’дорейской кожей, упавшей под ноги существу вместе с одеянием мага. Антропоморфное тело без признаков пола, какой-либо расы или чего-нибудь ещё. Только глаза в прорезях на лице – светящиеся зловещим желтоватым пламенем.
- Акела, неужели этот старый уродливый тролль стоит твоей жизни? – спросил он, делая шаг к разбойнице, заводя шар за спину. – Стоит твоего счастья? Тебе было плохо? Я не был с тобой ласков? Тебе не хочется арканы? Скажи мне!
Мгновение – и он уже прямо перед ней, и стальная рука прижала её к стене, ухватив за хрупкое горлышко. Жёлтые глаза будто смотрели на неё, и в них отражались печаль и недоумение.
- Скажи мне, смертная. Хочешь остаться со мной здесь? Хочешь, я отведу тебя к хозяину? Хочешь власти, могущества, арканы? Вы все, смертные, этого хотите. Признайся! Я дам тебе всё это. Хочешь? Ничего не попрошу взамен. Совсем ничего. Ну, Акела, ну?

14

Что и говорить, расчет был верен: маг тут же позабыл про все на свете, включая заклинание, и кинулся спасать драгоценный шар. Действительно драгоценный. Интересно, что ж это за сферка такая, что она для него значит, да и кто он такой вообще, это существо, вопрошающее, зачем эльфийка вдруг перекинулась на сторону тролля. Странный вопрос, право, особенно для того, кто одел шкурку прекрасного эльфийского чародея.
И ведь не просто чародея, не какого-нибудь случайного, а её любимого Соэля. Видимо тогда, когда он разглядывал ее из потоков магии, он успел выцепить образ мага из памяти Иллюмии. Это настораживало. Существо, прятавшееся за маской, могло выдать еще какие-нибудь сюрпризы, к которым она, скорее всего, не будет готова. Существу не было имени или названия, о таких разбойница ничего не слышала и нигде не читала. Синий с желтыми глазами, хотя бы в мыслях хотелось назвать его мерзавцем хотя бы за то, что он вторгся в ее разум и притворился Форном.
И, кажется, у существа было настроение, как раз подходящее для разговоров.
- Во-первых, с троллем у меня уговор, он мне денег должен. - буркнула Иллюмия, поднимая горящие глаза. - Во-вторых, ты ласков, конечно, но ты не Соэль. Совсем не он. Как ни притворяйся, никто не способен заменить настоящего дорогого сердцу эльфа.
Захотелось вдруг убрать клинки в ножны и расспросить, наконец, что это за монстр, откуда он взялся и что ему надо, как вдруг рука его надежно приперла ушастую к стенке. Она дернулась и чуть не всадила в него кинжал, но уж больно взгляд у него был тоскливый. Руки медленно опустились, разбойница вздохнула. Это существо бессмертно, вечно? Оно наблюдает за смертными? Ему точно что-то нужно.
- Я не особо охоча до бесплатного сыра, особенно когда это угрожает моей свободе. То есть, ты предлагаешь мне остаться с тобой, поглощать аркану до одурения, предлагаешь власть и могущество, когда это все мне не надо. Ну, я бы не отказалась от мешка денег, но деньги-то можно и у дяди взять. Может, попросила бы какие-нибудь особенные зачарованные клинки, но куда как веселее добыть их самой. Забористую травку... хм, нет, лучше собрать самой, высушить приготовить, как полагается... - Иллюмия практически расслабилась. Сейчас еще не хватало бы как раз закурить. - А вот накидываться на меня, не представившись - это совсем уж невежливо. Ты как с леди обращаешься? Нахал. Представься и расскажи о хозяине, что ли... и отстань от тролля, сдался он тебе.
Один из кинжалов скользнул в ножны на поясе, и освободившейся рукой эльфийка добродушно похлопала существо по руке и улыбнулась.
- Отпусти нас, мон. Мы хотим жить сами.

15

Казалось, камень лица создания дрогнул. Оно вглядывалось в Иллюмию, недвижно находясь перед ней и не отпуская её – просто смотрело, как будто обратившись безжизненным монументом, только в огнях жёлтых металось, негодовало что-то непонятное ему самому.
Рука разжалась и бессильно опустилась. Вторая, так и заведённая назад, по-прежнему держала шар. В одно мгновение создание стало таким грузным, словно бы тяжёлым для самого себя, и оно отступило на шаг, потом на второй. Скосилось на приходящего в сознание тролля. Снова посмотрело на эльфийку.
- Чародей заключил со мной сделку, - проговорило синее создание, но голос его звучал как будто повсюду – и из ниоткуда. – Я питал арканой этот шар, чтобы дать чародею сил. Когда шар станет полным, договор свершится, и я получу живое тело в мире смертных, а хозяин – могущество арканы…
Создание наконец убрало руку из-за спины и любовно оглядело драгоценный предмет, покрутило его в руках, точно малое дитя – единственную игрушку во всём своём детстве. Голос стал приглушённым, точно шепчущим, шатёр пропал, и Иллюмия увидела, что находится всё в той же пещере, где произрастают разве что какие-то грибы да мох.
Но вот камни начали покрываться узорами цветов – мелких, полевых, а потом на их фоне распустились и огромные яркие лилии, астры, пеоны, и ароматы захлестнули небольшое пещерное помещение. С потолка полезли растения Запределья, слабо мерцающие, но когда их выросло достаточно, освещение стало сразу очень и очень недурным.
Тролль пришёл в себя и сразу резко поднялся на дрожащие ноги, бросаясь загородить Иллюмию, на ходу прохрипев:
- Мою ж ногу в пасть воргена! Ву-мон, беги отседова, внуки тя вытащат ща, как токмо углядят, что дед ихний помер. Беги, задержу как-нить… Силы пока не все покидывали старика… И прости, син’дорейка, что так вышло негодно. Не по плечу те оно всё…
А синее создание как будто и не видело, и не слышало – а может, так оно и было – ничего происходящего: оно стояло, опустив руки вдоль тела и откинув голову, глядя в потолок. Снова голос коснулся слуха разбойницы, и голос этот был вкрадчив, мягок, ласков:
- Нет имени у меня, как нет его ни у кого из нас. Вы, смертные, зовёте нас, чтобы получить что-то. Все что-то хотят, и наши с вами желания часто совпадают: власти, силы – вот, что жаждем мы. Но я хочу другого: я хочу познать любовь, хочу быть нужным, хочу копаться в ваших глупых тщете и суете… Я хочу стать живым…
- Йо-шайр! – выплюнул ругательство старый тролль. – Врёшь, псина негожая! Почём духов мучишь, дрянь такая! Скока сил вытянул, скока духов знатных сгубил! Нет те прощения, пошатнул стихийный эфир, так шо мир трясётся – и чего ради, пёс?
Создание недоумённо поглядело на тролля и произнесло:
- А я думал, ты умер… Ты так долго сопротивлялся мне, и твои слуги чинили мне немало бед, но за всё ты платил своей жизнью. Ты ведь молод был, не так ли, вудуист? А теперь стар и дряхл, и должен был бы издохнуть – особенно после моего удара. Я, - он гордо расправил плечи, - делаю всё это по уговору, ничего лишнего. А ты чинишь мне препятствия, отправляешь постороннюю девочку на смерть, лишь бы вернуть всю силу обратно духам. Зачем?! – в голосе снова прозвучали сталь и раскаты угрожающего рокота. – Ты всё равно не вернёшь свои годы! Ты умрёшь от старости, едва пожив на этом свете! Твои дети станут круглыми сиротами, и ты ничего не изменишь! Глупец! Идите прочь! Идите оба прочь! – гневный вгляд на Иллюмию. – Я не скажу хозяину о тебе. Но не ищи его. А ты, - снова взгляд на тролля, - сдохнешь сам. Но будешь ещё мешать – умрёшь мучительно от моей руки.
Цветы пожухли, и засохшими хрупкими лепестками стали осыпаться под ноги находящимся в пещере.

16

Монстр из синего камня поведал о неком чародее и о заключенной с ним сделке. Иллюмия уж было расслабилась, ведь уговор есть уговор, почему бы и не махнуть ручкой и не дать свое милостивое разрешение продолжить заниматься своими делами? Тогда, кстати, зачем ему нужно было уговаривать ее попросить все, что она захочет? Власть, деньги, сила, бесконечная аркана... Это он неспроста. Возможно, этому созданию самому требовалась помощь, возможно, это просто навешивание лапши на длинные эльфийские уши.
Существа стоило опасаться. От его шепота пропал морок, и стены пещеры покрылись цветами. Руки невольно дрогнули, так хотелось бережно срезать, сорвать драгоценные листочки и соцветия, сложить в сумку на поясе, а потом засушить, растолочь их и наварить эликсиров, а то и в трубку кой-чего набить.
А голос существа, ставший вкрадчивым, ласковым. Правда, вряд ли этот синий мон мог дать ей мировое господство. Да тут еще и тролль разъяснил, что творил этот монстр - и после этого его действительно стоило называть так. Смерив существо взглядом, эльфийка буркнула:
- Я понимаю, что ты там что-то по уговору делаешь, но мон, ты рехнулся или куда? Ты же весь элементальный план пошатнешь, а там такое начнется, что ни тебе, ни твоему мастеру покоя не будет. Точнее, ты его уже пошатнул. Придурок ты, в общем...
А ведь, между прочим, Файнэ и компания собирались в Оргриммар... и, возможно, они приедут пораньше. А сколько времени она провела тут? Может, путешествие из реального мира в мир духов заняло несколько часов, может, она пролежала без сознания в той тихой пещерке не несколько минут? Да и старик-тролль выглядел совсем плохо. Как ни крути, а сейчас положиньице у них было совсем никакое. Надо было выбираться.
- Эй, мон... выводи нас отcюда, потолкуем маленько. - на ухо троллю проговорила эльфийка. Искажение мира элементалей ей совсем не нравилось: хоть для эльфов самой важной была тайная магия, стихии тоже подчинялись им, правда, в куда меньшей мере. Возможно, синдораи слишком сильно полагались на аркану... но все еще не отошли от уважения природы, хоть она  и преобразилась в их прекрасном магическом королевстве.
Эльфийка тянула тролля прочь от синекожего чудовища с явным намерением выпытать все, что тот о нем знает.
В конце концов, какая-то синяя морда ей не указ, и никто не помешает ей искать того загадочного чародея, который охамел и обнаглел настолько, что плюет на этот мир.

17

Тролль слабо кивнул в ответ разбойнице: силы совсем его покидали. Синекожее создание не стало утруждать себя ответами и даже не наградило вниманием пытающихся уйти существ: он весь был скала, гордая и сильная – столь же, сколь бесконечно одинокая.
Тролль опустился на колени и сжал руку Иллюмии, лихорадочно прошептав:
- Ву-мон, детки тя освобождать будут, токмо я копыта склею. А склею, ву-мон, - он постарался улыбнуться, но лицо его исказилось гримасой боли. – Ты прощевай старого вудуиста, подруга. Не задалось как-то…
Он хрипло закашлялся, и стал тяжёлым, грузно опускаясь на землю, не чувствуя больше ни в руках, ни в ногах опоры.
И Иллюмия почувствовала, как её будто кто-то рванул обратно – насильно и не терпя неповиновений…

Возвращается в локацию Огриммар


Вы здесь » World of Warcraft » Небытиё » Сапта для Иллюмии