World of Warcraft

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Warcraft » Калимдор » О(р)гриммар


О(р)гриммар

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Огриммар - столица орочьих владений под названием Даротар. Когда Тралл освободил свой народ и повёл его к новой, отличной от их пришедших из Дренора предков жизни, он основал этот город, в котором получила начало новая эпоха орочего народа.
http://s53.radikal.ru/i142/1001/39/309bdded646f.jpg
Иллюмия: "Огромный город на севере Дуротара, Оргриммар - новый дом для орков и троллей Черного Копья, ведомых Вождем Орды, могучим и мудрым Траллом".

2

Иллюмия лениво распласталась по виверне, которая быстро несла ее над рекой, что течет между землями Ясеневого леса и Азшары. Имени речки эльфийка не знала, подумывая при случае расспросить местных и записать - знание местности лишним не будет! Вот уже показались мост и ворота орочьей столицы. Девушка выпрямилась и встряхнулась - каким бы грубым и неотесаным казался этот город ее братьям и сестрам по крови, Иллюмии он нравился.
Виверна описала круг над городом и опустилась возле старого орка на высокой башне. Как полагается звать эту башню, Иллюмия тоже не знала. Пожалуй, тут можно себя пожурить - вот уже несколько месяцев она гоняла по Калимдору, выполняя мелкие и крупные поручения, даже слетала в Громгол (где вляпалась в неприятности и подцепила заразу). Пора бы и выучить наизусть весь Оргриммар!
Иллюмия потрепала по гриве виверну, уже устроившуюся на своем.. хм, лежбище. Частенько она тут просто прыгала вниз по крышам и выступам, но сегодня вдруг почувствовала себя эльфийкой крови (ах, неужто вид прекрасного эльфа повлиял?.. так, отставить мысли о прекрасных эльфах, скоро гарем себе соберешь) и пошла пешком по спуску в башне. Навстречу то и дело проносились прекрасные ордынские морды лиц, грохоча копытами и сапогами и бряцая броней.
После проведения немалого времени верхом на виверне, Иллюмия решила повременить с таверной и отправилась в... ну как это там у орков называется? Аллея которая-то, в общем. Обойдя водоемчик, эльфийка поднялась к стойлам.
- Аа, это опять ты... - пробормотал орк, не отвлекаясь от рубки мяса. Волки за низеньким забором, уже вышколенные и послушные, нетерпеливо цокали по затвердевшей земле когтями. Эльфийка просияла и кивнула. Орк хохотнул. - Ну иди, иди повидайся со своим любимчиком.
Варрат уже стоял у ограды, навострив серые уши. Иллюмия бросила сумку наземь и принялась осторожно тискать зверя, ероша ему шерсть на загривке. Волк тихо довольно заворчал, положив морду девушке на колени.
- Ах ты ж негодяяй, ах ты ж разбойник! - приговаривала Иллюмия с улыбкой, а потом обернулась к орку. - А можно я его заберу?
Орк, естесственно, ждал этого вопроса. Девица без устали старалась завоевать доверие обитателей Оргриммара и ордынских застав, частенько заворачивала к нему, старику, чтобы помочь приглядеть за волками.
- Забирай уж. - вздохнул орк. Варрат был одним из его любимчиков, но что уж поделать, вон как к эльфийке липнет. И впрямь разбойник-негодяй. - 12 золотых за волка да 3 за доброе седло с поводьями.... - орк с усмешкой заметил, как замерла Иллюмия. - но тебе за десяток золотых отдам. Хорошо помогала, не забыл я.
С радостным воплем, насторожившим волков, эльфийка подскочила и кинулась благодарить орка.
А через полчаса она уже красовалась верхом на Варрате. Волк и сам был доволен до безобразия, высоко держал морду и важно смотрел на мимо проходящих светящимися зелеными глазами. Иллюмия же ликовала... и, ликуя, направила волка к таверне.

3

Две юркие тени отделились от стены таверны и исчезли среди прохожих, можно сказать, даже растворились – по эффекту. Однако очень скоро волк Иллюмии подозрительно принюхался и дёрнулся в сторону, настороженно оборачиваясь – и именно там, за спиной разбойницы, обнаружили себя те самые «тени». Это были два тролльчонка, на них было минимум одежонок, и они смотрели своими большими глазёнками на эльфийку с каким-то суеверным трепетом. После крохотной паузы оба обежали волка спереди, вызвав у того немало удивления и упали на колени, даже ударившись с размаху лбами о землю.
- Син-до-ра-айя-а! – чуть ли не взвыли они в голос. – Нам оче-э-нь па-амащь нужна-а!
Один так и остался на коленях, не разгибаясь, а второй всё-таки поднялся и, разведя ручонками, начал пояснять:
- У деда хворь стра-ашна, надо б помогать – но тут только такая ву-мон, как ты, сгодится! – разъяснил он и тут же повернулся, чтобы идти: - Поможешь, а? Дед тебе куклу подарит, да золотом наделит! Он совсем плох, не протянет долга-а.
Второй резво поднялся на ноги, вцепившись в Иллюмию взглядом и ожидая её реакции. Глаза были большими, и в них почти что стояли слёзы мольбы, нижняя губка дрогнула, но шмыг носа сдержал порыв дать чувствам волю.

оос: извиняюсь за немногословность - валюсь с ног от усталости. Позже постараюсь аватарку наваять подходящую.

4

Варрат гордо ступал по земле и внезапно притормозил, подозрительно принюхался и повел ушами. Ушами дернула и эльфийка, приподнимая брови. Это еще что такое? И только хотела было эльфийка сделать первый выговор волку, как заметила двух тролльчат. Эээ..... што? Пацаны тем временем шустро обежали волка и грохнулись перед разбойницей наземь.
- Син-до-ра-айя-а! Нам оче-э-нь па-амащь нужна-а!
Эльфийка на всякий случай оглянулась, нет ли рядом еще какой синдорай, может, к ней обращаются.
- У деда хворь стра-ашна, надо б помогать – но тут только такая ву-мон, как ты, сгодится!
Пояснение второго тролльчонка уже начало что-то прояснять. Дед, значит, старый тролль. Неужели среди их тролльского племени не найдется никого, кто бы мог помочь? Или эти с дедом отдельно где-то живут? И почему только синдорай сгодится для помощи старому троллю? Выражения морды Варрата и лица эльфийки были одинаково офигевшими и озадаченными. Чево-чевооо?
- Поможешь, а? Дед тебе куклу подарит, да золотом наделит! Он совсем плох, не протянет долга-а.
Куклу... вуду, что ль? Ничего себе подарочки, а если меня это проклянет...а хотя золото. Видение пустого мешочка с несколькими серебряными (и всплывшее напоминание, что надо еще долг Файнэ отдавать, а до дядиного поместья в родных лесах огого сколько переться) живо пробудили в Иллюмии интерес к беде старого деда. А тут еще и второй пацан глядит на нее слезными глазками и носом шмыгает. Детей Иллюмия не любила. Не ненавидела, но и не любила, и искренне считала, что детки хороши, когда они чужие и под присмотром. И к ней не лезут.
И вот сейчас эти двое с блестящими глазками вызывали у нее смутное подозрение. Но золото! И любопытство. Варрат навострил уши, Иллюмия поникла и не спеша закурила, пока тролльчата сверлили ее взглядами.
- Ладно, чем там помочь надо? - проворчала разбойница, выдыхая сладковатый сквернопляный дым.

5

Тролльчата обрадовались так, что один даже начал приплясывать (врождённые рефлексы?), а второй тут же, расплывшись в улыбке и сверкнув намечающимися белыми пока ещё клычками, начал тараторить, увлекая разбойницу за собой:
- Нада тебя, ву-мон! Тока тебя! – он пятился, глядя на Иллюмию, но потом развернулся и пошёл быстрее, поговаривая уже из-за плеча: - Дед говаривал, у синадорая чутьё имеется врождённое, да так ты, ву-мон, помочь смогёшь. Там что-то вытащить тока надо каким-то потоком таким вот, - он даже постарался изобразить что-то на своих трёх и трёх – итого шести – пальцах, как будто это могло что-то разъяснить. – И тада всё хорошо выйдет, дед тебя, ву-мон, одарит щедро!
Мальчишки шли рядом с волком, часто забегая вперёд и стараясь не попадаться волку перед мордой, с уважением и некоторым трепетом поглядывая на звериные клыки.
Болтливый тролльчонок не затыкался всю дорогу, то и дело рассказывая что-то о бороде деда, которая ещё до пола, о том, почему у троллей уши такие длинные (куда версий, от эпической лепки титанов – до банальных «чтобы было лучше слышно), да сыпалась на Иллюмию куча разных то ли комплиментов, то ли случайных оскорблений: и костлявая она, будто лихорадкой побитая, да курит изящно, как тауренский вождь… В общем-то, за этакой беседой Огриммар остался позади. Стражники хмуро поглядели на троицу, но промолчали – только орчиха хрипло над чем-то засмеялась.
- Туда нам! – махнул рукой болтливый проводник на запад. – К реке.

6

- Нада тебя, ву-мон! Тока тебя! Дед говаривал, у синадорая чутьё имеется врождённое, да так ты, ву-мон, помочь смогёшь. Там что-то вытащить тока надо каким-то потоком таким вот. И тада всё хорошо выйдет, дед тебя, ву-мон, одарит щедро!
Иллюмия с умилением слушала голосок тролльчонка, а Варрат вроде как расслабился, глядя на мелкающих рядом пацанов. Ну хорошо, хорошо, это по морде он расслабился, а вот пушистый роскошный хвост недовольно и недоверчиво, даже раздраженно ходил из стороны в сторону. Варрату это все как-то не нравилось, и хоть он волк был совсем молодой, да что-то напрягало зверя. И как только мальчишки оказывались очень уж близко, он клацал зубами и низко глухо ворчал.
Разбойница же размышляла. Про какой поток говорит мальчишка? Неужели про поток магии? А если да, то какая-такая хворь вызвана магией? И разве простая эльфийская путешественница, не получившая никакого магического образования, сможет тут чем-то помочь? Иллюмия слушала увлекательные рассказы тролльчонка вполуха, хотела было огрызнуться на "костлявую", но махнула рукой: тролльские женсчины тоже не шибко пухлые... В изяществе курения тауренского вождя она тоже засомневалась. Для всей культуры тауренов больше подходило слово "добротный", даже не верится, что когда-то племена кочевали по бескрайним степям. Так за болтовней пацана да эльфийскими раздумьями (и второй трубкой сквернопли) троица оказалась за воротами. С гудением пролетевший над головами дирижабль поднял ветер, и красный мелкий песок норовил попасть в глаза.
Впереди уже показалась та-самая-река-название-которой-Иллюмия-не-знала. То ли Строптивая, то ли Стремительная... Да не важно это было сейчас. Иллюмия вопросительно глянула на тролльчат:
- Ну и где ж ваш дед с бородой до пола?
Варрат негромко рыкнул, как бы намекая, что не до шуточек и не до пустой болтовни сейчас.

7

Тролльчата дружно шарахнулись от волка, боязливо поглядывая на него, и болтливый тут же залопотал:
- Там, синдорая, там! – и он указал за кольцо валунов, устроенных так, видимо, рукотворно.
В этом каменном кольце, как за высоким надёжным забором, оказалась небольшая лачужка, собранная из связок тростника и лиственной крыши. Перед входом, занавешенным забавными лесками с нанизанными на них тропическими земляными орехами, которые глухо трещали даже от слабого дуновения ветерка, висели две грозные маски, выражение которых было крайне суровым. При определённом углу падения лучей солнца глаза этих масок предостерегающе посверкивали.
- Дед! – влетел в хижину один из тролльчат, и внутри послышалось продолжение фразы: - Мы синдораю нашли! Така-ая ву-мон!
- Тщ-щете, ву-мон?! – тут же раздался недовольный ответ, и за ним – шаркающие шаги.
Тролль, показавшийся на пороге, был сед, и борода его действительно мела пол – впрочем, он был так сутул, что даже руки бы его, не опирайся он на посох с навершием из черепка степной лисицы, уже давно были бы с обтёсанными пальцами. Всё тело старика было испещрено какими-то письменами, и даже на длинных пожелтевших бивнях красовались выточенные узоры. В обветренных длинных ушах, носу и даже на запястьях и щиколотках красовались продетые в кожу кости птиц и зубы зверей, а на шее чинно лежало плотно собранное ожерелье из того же материала. Тролль сощурил глаза, оглядев гостью, и неожиданно улыбнулся:
- А-а-а, ву-мон, проходи… Благодарность моя границ не ведает, когда мне помогают в трудный час, верь старику Зул’таману. Оставляй волка тут, долго я тебя не продержу, подруга, - и он пригласительно отвёл подобие шторки в сторону рукой, сухо кашлянув в кулак.

8

Волк продолжал негромко угрожающе рычать, обнажив зубы, и даже немного прижал уши. Светящиеся зеленые глаза сощурились. Иллюмия улыбнулась и похлопала зверя по загривку.
- Ну-ну, Варрат, тише. Это же дети... - успокаивающе проговорила она, наклонившись к волчьей голове и сошла на землю.
- Там, синдорая, там! - мальчишки побежали к хижине. Улыбка разбойницы стала еще отчетливее - до чего же ей нравился тролльский народ, а! Особенно эти жутковатые маски, похожие на те, которые трофеями выносили из Аманской цитадели некоторые эльфы крови. Зачем им маски - Иллюмия понять не могла, но раз им так хочется... Тролли Амани вообще не вызывали у Иллюмии особой ярости - если подумать, то это как раз эльфы вторглись на их территорию, но жить-то где-то надо! Тем более что в лесах Тирисфаля они оставаться не могли - странное безумие находило на высокорожденных и, если верить записям, тогда много эльфов погибло. Ну и да, тот тролль из команды отца - он был таким замечательным!
Старый тролль поразил эльфийку. Очень поразил. Он, верно, жил тут отшельником (да все такие тролли наверняка жили отшельниками!). Тяга троллей к украшениям давно известно, но Иллюмия внутренне содрогнулась, глядя на продетые в кожу .... на запястьях, о Солнце, на запястьях! В кожу! Кости. Однако тролль, несмотря на грозный вид и не менее грозный голос, показался разбойнице вполне дружелюбным.
- Варрат, жди здесь. - сказала она, отведя ворга в тень, отбрасываемую камнем. Варрат тревожно заскулил. Во-первых, ему совсем не хотелось расставаться с другом, а теперь уже и законной хозяйкой, а во-вторых - он чуял своим звериным чутьем, что что-то не так, совсем не так! Между тем старик отвел забавную штору, и Иллюмия зашла внутрь лачужки, на ходу оборачиваясь к троллю.
- Ну что ж, поведай мне, Зул'Таман, твою беду. - улыбнулась эльфийка. - Помогу, чем смогу. Дело-то с магией поди связано?

9

Лачуга была тесной – в основном, из-за идолов, служивших, судя по всему, ещё и столиками, на плоских головах которых лежали кучками бессмысленные на первый взгляд причиндалы в виде ракушек, камушков, порошочков и травок, а также косточек, орешков, корешков и прочего чего-то подобного. Также изобиловали глиняные горшки, кувшины и иная посуда, в большинстве из которой что-то было, жидкое и не очень. Тролль шаркающими шагами пошёл следом за эльфийкой, ведя её в отделённое такой же трескучей занавеской помещение:
- Да-а, ву-мон, хворь меня свалила, хворь… - он снова глухо кашлянул, прикрыв рот рукой, но не удержался и зашёлся кашлем. Откашлявшись, он продолжил: - Нужна помощь была мага какого – ну, али эльфа крови, так-то, подруга.
В другом помещении царил полумрак и пахло очень странно: запах крови мешался с какими-то химическими «ароматами», жжёные травы резко ударяли в нос, кружа голову – но и вид был не самый типичный: на маленьком алтаре, украшенном черепушками животных, костями и какими-то резанными из камня амулетами, лежало препарированное животное, внутри которого уютно устроилась глиняная посудина, в которой кипела (именно кипела!) какая-то смесь, видимо, и источающая запахи.
- Старик Таман уж чего ни испробовал, - посетовал старик, - да вот говорят мне, не хватает одного…
Он обвёл рукой маски, висящие под потолком, и эльфийка чётко увидела, как у них горят глаза: более того – они смотрят на неё! В мгновение всё тело сковал какой-то озноб, горло перехватило, и ни крикнуть, ни даже сказать что-то уже не представлялось возможным – только с трудом дышать…
Неведомая сила заставила опуститься на колени; хотя не то, чтобы заставила – просто в ногах пропала сила, как при приступе очень сильного страха, и рядом с эльфийкой опустился на корточки тролль с окровавленным ритуальным ножом в руке. Правда, вместо того, чтобы резать эльфийку, он надрезал руку себе, тихо приговаривая:
- Не боись, подруга, глядишь, переживёшь – оба выберемся…
И он всё-таки потянулся за тонкой ручкой эльфийки.

10

Пока старик, кряхтя, заходил обратно в хижину, разбойница шустро оглядлела идолы-столики, заваленные всяким на первый взгляд хламом. Руки сразу зачесались, ой как зачесааалииись... тут было столько всего любопытного, и сразу захотелось что-нибудь стащить. Ну хотя бы на память. Однако, припоминая, что тролль таки стар, клыкаст и бородат, и что все эти идолы и маски тут явно неспроста, разбойница решила, что себе дороже. Еще проклятие какое-нибудь на себя навлечет... весело будет.
А вот вид соседней комнатушки эльфийку насторожил. Сразу. Да нет, что такого, в общем-то... то ведь тролльское жилье, не надо ничему удивляться. Вот если бы тут внезапно были, скажем, беломраморные эльфийские купальни или фарфор и серебро - вот тогда да, можно бояться. Правда, воняло тут жутко, и чувствительный носик Иллюмии сильно пострадал. Она и сама химией увлекалась, но чтобы такого наварить - не бывало еще.
- Старик Таман уж чего ни испробовал, да вот говорят мне, не хватает одного…
Разбойница отвлеклась было от разглядывания комнаты, встретившись взглядом с одной из масок.. а потом с другой, и с третьей!
- Чего это тебе там не хватает? - выдохнула она, оседая на пол. Уши дернулись, заслышав вой взбесновавшегося Варрата, мечущегося у камней.
Она бы еще спросила, ведь вопросов появилась сразу целая уйма, но дыхание перехватило на миг - а потом и совсем уже стало тяжело. Тело не слушалось, а голова, кажется, начинала кружиться. Старик присел рядом с ножом наперевес, а на лезвии вместе с металлом блестела кровь. Стало действительно очень, очень страшно, потому что если что - удрать не получится. Противная слабость и не менее противная паника сковали тело. Но ничего, эльфийская разбойница Иллюмия Огненный Крест выберется откуда угодно, потому что ей есть куда и зачем идти, есть куда возвращаться.
Но старик надрезал руку сначала себе.
- Не боись, подруга, глядишь, переживёшь – оба выберемся…
- Что значит - переживешь, оба выберемся? Ты... - прохрипела девушка. Но старик вроде как не хотел причинить ей зла, ведь нет? Эльфийка мысленно пожала плечами и - выбора не было - едва протянула руку троллю.
- Делай, что надо для этих твоих ритуалов, старик! - сдавленно пробормотала она и зашлась кашлем. Легче дышать не стало, горло наоборот пересохло - то ли от беспокойного страха... то ли от любопытства, снедавшего разбойничью душу.

11

- Татше-йар! – хрипло произнёс старик, беря кисть Иллюмии и поднося к ней нож. – Был бы мон, всё б шло как надо… Ну… Прощевай Таману, подруга!
Нож на удивление не причинил острой боли – ну, так, что-то там царапнуло, и всё. Но скоро разбойница почувствовала, как рука немеет; старый тролль, тем временем, взял какой-то амулет и сжал его другой рукой, той же, которой он не отпускал Иллюмию, он стиснул кисть, прижимая свой и разбойничий порезы друг к другу, и девушка ощутила, будто самый настоящий огонь хлынул через рану в её кровь. По жилам полился кипяток, но это было не всё – как только тролль потянулся за посудиной, что устроилась внутри разрезанного животного, и выпил бурлящую жидкость, организм эльфийки вздрогнул от такого издевательства: казалось, кровь вскипела, и в одном теле стало тесно для жизни и плоти, и души – и тогда маски исказились в оскалах улыбок, и что-то вытащило дух Иллюмии Крест огня из его прежней обители…

Переходим в тему Сапта для Иллюмии =)

12

Возвращается из эфирного мира

Вокруг творился балаган. Бешеный рёв волка где-то за пределами лачуги: кажется, он бился во что-то грудью, пытаясь проломить себе ход. Кутерьма над самой син’дорейкой: над Иллюмией вился один из мальчишек, что-то кудахча на тролльчином языке.
- Эйше, ву-мон! – встревожено подёргал он разбойницу за руку. – Подымайся, син’дорея! Там волк твой ща съест брата!
- А-айе-э! – послышалось из-за занавески. – Ломится совсем! Не могу больше!

13

- Ай... не ори так, пацан, и без тебя голова раскалывается... - выдавила эльфийка, садясь. Перед глазами двоилось и троилось и все виделось лицо тролля. Нда уж, не смогла она ему помочь и не узнала ничего путного. Прости, старик Таман! Да и не выдержал бы больше он. Хотя все это - пустое самоутешение. Из головы не шло синее создание неизвестного происхождения, и реальность воспринималась с трудом. А, мальчишка-тролль, точно. Она вернулась.
- Варрат, смирно! - рявкнула эльфийка. Ворг притих, навострил уши, словно не верил, что услышал голос хозяйки, и занесенная для удара лапа с растопыренными когтями опустилась наземь. - Варрат, сиди на месте...
Ворг растерянно потоптался на месте и сел, беспокойно стуча хвостом по земле, выбивая из нее красную пыль. Разбойница поднялась и огляделась. Та же самая комнатушка, да и... нет, темно в глазах. Она пробралась через занавеску, миновала второго тролльчонка и выбралась наружу, на воздух, жадно вдохнула - от едких запахов, царивших в лачуге, кружилась голова. Ворг смотрел на нее скорбными глазами и припал к земле, прижав уши.
- Что, братец, смерть почуял? - пробормотала эльфийка, щурясь на свет. Предыдущее путешествие казалось диким сном, но вот она - хижина тролля, двое мальчишек, поскуливающий Варрат, осколок арканы в сумке. Она оперлась о седло и сумрачно воззрилась на тролльчат.
- Простите, ребята, и его не спасла, и в дрянь какую-то ввязалась. Может, вы знаете что? Ээх, мальчишки, и на кого же вы остались?...
Если они что-то знали (и если они с ней поделятся знанием), то... Неприятностей могло быть еще больше, но любопытство же! И поползновения на мир духов Иллюмии совсем не нравились. И да, превращение в Соэля было просто непростительным!

14

Два мальчишки словно вышли проводить эльфийку – однако по их взглядам было понятно, что они просто не хотели больше находиться внутри. Молча они слушали её: тот, что всю дорогу сюда гомонил – младший, то бишь – смотрел на разбойницу с напряжением, а второй просто блуждал рассеянным взглядом по бескрайним просторам Даротара.
Когда Иллюмия договорила, младший тролльчонок разревелся: точно лопнув, как раздувшийся шарик, он закричал, обхватывая себя за плечи, и старший схватил его за шкирку и кинул в дом, прошипев:
- Замолкни, башка дурная!
Встав на пороге, глядя на валяющегося на полу брата, тролльчонок обернулся на Иллюмию через плечо, а потом внезапно – повернулся к ней и поклонился до земли:
- Иди, син’дорая, своей дорогой. Пасиб тебе, но мы не поможем те ничем терь. Нам отца хоронить надобно.
С этими словами мальчик отвернулся и вошёл обратно в лачугу. Там послышался глухой пинок, а потом будто кого-то подняли и встряхнули, и до слуха разбойницы донёсся шёпот, судя по которому, говоривший не хотел быть услышанным: «Выживем, не боись, дурак. Я тя не брошу, Крамка. Замолкни уже, сопля, стыдно… Ну, не плакай, брат…»

15

Ох уж эти трогательные братско-тролльские отношения!
Эльфийка постояла немного, глядя на затянутые дымкой берега Степей, начинавшиеся прямо за рекой. И почему здесь, в Дуротаре, каждая песчинка - насыщенного красно-рыжеватого оттенка? Видать, этот кусок тверди, отделенный водой от основного материка, отличается по породе. Скорее всего, пласт, лежащий севернее, Азшара, тоже так же медно-красен. Иллюмия давно лелеяла мечту пробраться в Азшару, но, зарабатывая себе на жизнь и выполняя поручения орков и троллей,  как-то не до этого было. Если бы не уговор встретиться с товарищами в ордынской столице, то можно было махнуть сразу в ЗорамГар, а оттуда с наслаждением прокатиться через весь Ашенваль и по мосту - в неизведанную еще землю. Кажется, там лежали руины калдорейского города, вот уж где стоило побывать, так это там... Вряд ли руины пустуют, скорее всего наги (у, отродья, высокорожденные под проклятием!) носятся там, как оголтелые, возможно, что-то ищут среди белого камня...
Больше всего ей, пожалуй, хотелось попасть на Хиджальскую вершину. У нее был шанс, если верить рассказам дяди Вайленара о загадочных Пещерах Времени, уж больно часты поползновения каких-то загадочных существ на события прошлого.
- Двигай, Варрат. - девушка вскочила в седло, потрепала ворга по загривку, и он в несколько прыжков отнес ее подальше от лачуги, а дальше затрусил неспешной рысцой. Эльфийка закурила.
Жажда арканы... Но вряд ли это случится скоро: тело гудело, переполненное магией, и разбойница с усмешкой подумала, что, въедь она в таком виде в столицу, внимание эльфийских чародеев мигом будет прикованно к ней. Не то, чтобы ей претило мужское внимание (да и внимание женщин, пожалуй, тоже - если они достаточно красивы, а среди кровавых эльфов некрасивых не бывает!), но просто не хотелось становиться предметом какого-нибудь опыта. Даже если ей заплатят.
Оргриммар был все ближе и ближе, а Иллюмия продолжала размышлять о происшествии в пещерах. Взгляд на солнце - нет, вряд ли они соберутся так быстро. Скорее всего, ждать их к утру. Разбойница досадливо передернула плечами: в столице не было мягких постелей и эльфийских купален, и этот факт вгонял девушку в тоску.
В город она так и не въехала, расположившись у крохотного озерца в тени, отбрасываемой скалами. Еще немного - и она, пожалуй, не откажется от желания устроить себе тихий час, и вот тогда точно придется ехать в Оргриммар: спать под открытым небом в трех шагах от гостиницы казалось идиотичным до безобразия.
Варрат лежал у самой воды, положив голову на лапы и, кажется, наблюдал за тусклыми бликами.
Черт, может, зря я сорвалась так рано? Она села и привалилась спиной к воргскому боку, выдувая дымные змейки.

Отредактировано Иллюмия (2010-03-27 17:25:32)

16

Время тянулось довольно долго: солнце клонилось к горизонту, хотя ещё не начало окрашиваться красным, вокруг только ползали редкие змеи, да изредка пролетали в небе горные птицы.
Но картина резко поменялась: перед взором эльфийки предстал самый что ни на есть настоящий крылобег. Он довольно комично изломал шею, оглядывая эльфийку, затем волка и, резко вернув своей шее подобающую схожесть с шестом, издал гортанный крик то ли приветствия, то ли недовольства… Поймёшь его – чудён даже для крылобега!
Сзади же подкрадывался син’дорей, облачённый в одеяния послушника, а в руках у него красовалась бечёвка, завязанная на одном конце петлёй. Иллюмию парень не замечал – слишком был увлечён охотой на, судя по седлу, сбежавшее средство передвижения.
Лицо казалось знакомым. Только когда они в последний раз виделись, он даже младшим послушником не был, а теперь, судя по вышивке на платье – состоял на втором курсе как минимум.

17

Эльфийка уже даже подремать успела, пока солнце медленно ползло по небу в сторону запада. И так улеглась, и эдак, поскулила на пару с Варратом, пошлепала ногами по воде, сняв сапоги, ополоснула пару склянок, высушила, разобралась с травами, которые вручила ей Аслауг, и вообще ей сейчас было очень-очень клево, потому что магия едва искрами с ушей не сыпалась.
Жить хорошо, а хорошо жить - еще лучше!
И девица, вольготно привалилвшись к дремлющему воргу, вытянула ноги и закурила, лениво глядя на небо. Так бы и валялась беспечно, пока не заметила краем зрения что-то очень цветастое. Повернула голову. Присвистнула.
Над ними нависал здоровенный (если снизу глядеть, ага) крылобег, повернувший голову и разглядывающий Иллюмию с настоящим птичьим любопытством. Поторчав так несколько секунд, пернатое вдруг вытянуло шею и издало пронзительный вопль. Варрат только уши прижал и недовольно открыл глаза, а хвост несколько раз тяжело и раздраженно стукнул по земле. "Схватить и сгрызть?" - предлагал он хозяйке взглядом, но та только головой покачала. Крылобег, хоть птица и цветастая и, пожалуй, красивая, но дури у нее много, куриных мозгов - мало. Со всей-то ее дури как заедет лапой по волчаре - и бывай, Варрат, отдыхай у лекарей. Да и клюв у птичек тоже ничего так...
К слову, у птицы явно был хозяин, и это как раз он, кажется, подбирался к крылобегу. Кровавый эльф, ну да кто еще из Орды согласится кататься на крылобеге? Таурен раздавит, орку не по нраву, отрекшегося раздражать будет, пожалуй... может, троллям их птицы нравятся. Рапторы вон тоже разноцветные и в перьях, хехе... Так о чем это я, ага, про эльфа. В меру высокий,  неплохо сложенный, блондин, волосы забраны назад, только короткие упрямые прядки так и лезут в глаза. Заколочку бы ему... Забавный. Уши сосредоточенно прижал. Хм...
Иллюмия, как эльфийка, привычная к ловле пугливых крылобегов (так каждый крылобег во мне что-то чуять будет. может на старости лет открыть свою ферму по разведению элитных скакунов?), осторожно поднялась - очень осторожно и очень медленно, привлекая птичье внимание к себе. Пожалуй, они поумнее куриц будут, а глазеют так же любопытно.
Варрат, не шевелясь, с интересом наблюдал за эльфийкой, которая осторожно обходила птицу и уже собиралась протянуть ручки к седлу и поводьям (вскочить и угнать птицу, убить, ошпарить, ощипать, зажарить и съесть! шучу, шучу...), как внезапно ее немножко озарило в плане воспоминаний, и она параллельно принялась перебирать всех встреченных син'дораев, фильтруя совершенно юных блондинов-послушников. А хотя минутку, этот уже вроде как посерьезнее будет. Ну да ладно, сейчас главное - птиииичка...

18

Птица спокойно и с достаточной долей любопытства пронаблюдала за действиями эльфийки и издала довольный звук, что-то вроде кряка: кажется, Иллюмия её изрядно забавила. Крылобег даже не заметил, как ему на шею легко накинулась петля, а с другой стороны седла подошёл тот самый эльф и тяжело вздохнул:
- Глупое ты животное! – и обратился к Иллюмии: - Спасибо вам за помощь…
Птица с интересом оглянулась на него, резко смолкшего, потом – на предмет его пристального взгляда, потом – снова на него и… припустила со всех ног с довольным воплем. Верёвка натянулась, и едва изумлённый Анаре предстал разбойничьему взгляду целиком, как его тут же рвануло следом за птицей, и он, не удержавшись, упал. Птица потащила его, он постарался вскочить, но у него ничего толкового не вышло – и потому он просто отпустил верёвку.
Поднялся он, однако, на удивление легко. Отряхнулся и обернулся на девушку: нежный взгляд, приветливая улыбка – всё как раньше. Только с последней их встречи парень заметно окреп: плечи несколько раздались, отведённые назад, обозначали незначительный рельеф груди – и хоть он так и оставался тощим мальчишкой, по сравнению с тем, что было раньше, он мог бы быть переведён в статус юноши.
Он двинулся к ней, протягивая для объятий руки и улыбаясь ещё шире:
- Аки, радость моя! Неужели это всё-таки ты!
Об улепётывающем крылобеге было забыто напрочь.

19

- Черти!
С досадой Иллюмия глядела, как крылобег ломанул прочь, явно ликуя. Кажется, пока она отсутствовала, в Луносвете наконец-то смогли вывести догадливых и достаточно умных птиц, которые ухитряются делать такие подлянки. Животина воспользовалась паузой, возникшей тогда, когда син'дорай принялся сверлить ее, Иллюмию, взглядом. За что, интересно, такое внимание?
А теперь бедолага подимался с земли и отряхивался. Хм, может, она напомнила ему кого? Или показалась ему просто небесно прекрасной, и он от потрясения забыл, где находится и что хотел делать? Да нет вроде... А вот нежный взгляд, нежный взгляд-то за что? И чего это он не догоняет птичку и направляется к ней?
- Аки, радость моя! Неужели это всё-таки ты!
Иллюмия, которая все это время стояла, не двигаясь, как иногда не двигаются эти проклятущие долгоноги и крылобеги, собразила, что вряд ли парень обращается к Варрату (тем более на "Аки"), да и ворг лежал в сторонке, подняв голову и впившись в блондина взглядом. Блондин двигался к хозяйке с раскрытыми руками, будто собирался ее схватить, но вроде враждебностью от него не веяло, и ворг  в нерешительности сел, не зная, то ли кидаться на эльфа, то ли остаться на месте.
- Аэ? Па-па-па-па-падажди. - разбойница очнулась, наконец, и уперла пальчик в лоб Анарэ.  - Тыы....
Она хотела досказать "... кто вообще?", и это ясно было написано на ее лице, но еще одно озарение, вызванное смесью сквернопли с лиловым лотосом (не пробуйте это, дети), внезапно осветило ее разум, и голова загудела: эльфийка усиленно пыталась вспомнить имя этого священника.
- А... А... Анаре! - выпалила она в конце концов и бодро обняла парня, - Как дела. как жизнь? Какими судьбами, мон? Да как я погляжу, ты подрос да окреп... и с учебой у тебя все в порядке. С поручением послали тебя, что ли? - эльфийка забросала его вопросами и честно принялась ждать ответов. Варрат покосился на него, решил, что с хозяйкой все будет в порядке, и зевнул.

20

Когда разбойница обняла его, юный жрец почувствовал, как сердце ушло в пятки: в последний раз такое с ним случалось, только когда он с разбегу бросался в студёную воду озера поутру. Он нежно обнял её, не чувствуя того трепета, что был в ней раньше, но даже если его это и покоробило, он никак этого не проявил. Немного отстраняясь, чтобы видеть её глаза, он погладил её по щеке и снова улыбнулся:
- Какая же ты кошка! Гуляешь сама по себе, непредсказуема и сумасбродна, - он покачал головой, любовно вглядываясь в черты её лица. – А я, как ты помнишь, остался в Луносвете, не пошёл за учителем, и попробовал ещё раз поступить на службу. Так вот, меня взяли в академию, да сразу на второй курс. Вот это учитель у меня был… - нотка грусти прозвучала в этой фразе, но продолжил юноша более бодро: - Мне сказали, я ещё по возрасту не подхожу, но навыки мои им понравились. Вот и вышло, что я вовсе не бездарен, - подсмеялся эльф. – Взялся по твоему совету за развитие тела, истязаю себя всякого рода упражнениями. Так вот… Я ждал тебя, ждал… Но ты не приходила, - он ласково, но с тоской прищурился. – И я стал искать тебя. Выведал, где ты, пораспрашивал о тебе, узнал, что с тобой всё в порядке и – двинул искать учителя. Говорят, он где-то в Даротаре, но где, я точно не знаю. Ищу вот. Да и дело мне предложили в Огриммаре. А эта дрянь меня уже пятый раз сбрасывает, - последняя фраза явно относилась к незаметно подкравшемуся к ним из-за валунов крылобегу.
Задумчиво послушник отвёл прядь с лица разбойницы, изучил взглядом её ушко и тихо, едва слышно произнёс:
- Я очень скучал по тебе, Аки. Ты у меня из головы не выходишь.

21

Разбойница соображала, что это она попала так попала, но сваливать каждую свою глупость, каждое сказанное слово на выкуренную дозу веселой травы не стоило. Тогда-то она, кажется, была в здравом уме. И трезвом. Хотя вот Анаре развезло маленько с крепленого-чего-она-там-таскала-с-собой, спертое у пиратов.
- Ну вот видишь, не зря я в тебя верила! - воскликнула девица. - За такой короткий срок оказаться уже студентом второго курса! Да такими темпами ты скоро достигнешь небывалых высот! Я уже начинаю неслабо тобой гордиться... - разбойница вздохнула и потрепала эльфа по волосам. - Ну что ж, теперь и я тебе кое-чего расскажу. В последний раз, как я отсылала тебе письмо, я была уже в Луносвете, но потом сорвалась в Оргриммар, а оттуда понеслось.. Понимаешь, я приметила среди молодой стаи воргов вон того.
Она кивнула на Варрата, чутко державшего уши торчком. Почуяв взгляд хозяйки, зверь поднял голову и преданно глянул на эльфийку. Та улыбнулась.
- Ну так вот, я к нему стала часто наведываться, но ведь орк так просто не отдаст хорошего ворга в эльфийские руки, сам знаешь, нас все еще считают ненадежными, пока дело нам не выгодно. Вот и моталась преданно по Калимдору да по Восточным Королевствам. Особенно мне досталось в Тернистой, ну там уже отдельная история.
Девушка засмеялась, вспоминая, как часто валялась, сраженная тропической лихорадкой, в таверне-башне на заставе, хоть там помнить-то мало что было: жар, туман в глазах да тяжелую голову. Время от времени ей казалось, что она попала куда-то очень близко к огненным недрам, но ее вытаскивал орк-шаман, да время от времени всякие священники орды, заглянувшие по делам в долину или же выполняющие поручения, помогали расправиться с недугом. Да толку-то! Через пару-тройку дней ее снова скашивало, но постепенно выработалось что-то вроде иммунитета.
- А что у тебя за дело? Если быстрое, то я тебя покатала бы... А то я своих поджидаю. Кого своих? Да подругу-паладина Файнэ, и еще кое с кем познакомилась на Ярмарке Новолуния, чудесное место, мясо там готовят отменное, пальчики оближешь, да и выпивка со всего света...
Девушка замолчала, разглядывая Анаре. Нерешительно ткнулась темноволосой головой ему в плечо.
- Хах, разговорилась... Пожалуй, я просто очень хотела тебе все это рассказать. - и тут же подняла на него взгляд, бодро встряхнулась. - Ну так как, успею я тебе помочь с делом али оно сильно много времени съест?

Отредактировано Иллюмия (2010-04-04 01:13:18)

22

Эльф внимательно слушал каждое её слово, и когда он услышал про Тернистую долину, брови его дрогнули в порыве нахмуриться, но послушник сдержал этот порыв. Вообще-то он был очень рад тому, что она говорила, он бы и сам из неё всё выпытал, но уже в том туманном «тогда», когда они бы сели спокойно вместе и… нет, пить он больше не будет. Ни-за-что.
- Ярмарка, - мечтательно протянул эльф. – Хотел бы там побывать, но отчего-то мне показалось, что если не найду учителя сейчас, уже никогда не встречусь с ним… Да и… да, в общем.
Мысли сбились. Она так трогательно ткнулась в его плечо, что он забыл обо всём на свете: так хотелось её прижать, укрыть, защитить ото всего и всех. Подумать только – наверное, он был для неё просто мимолётным воспоминанием, ну, сколько их, таких вот, как он? Анаре не тешил себя надеждами, что его твёрдая клятва добиться её руки хоть как-то запомнилась самой Иллюмии, ведь тогда оба были пьяны, как коты в марте, и желание разбойницы на его счёт, как ему показалось, ограничивалось очень узкими рамками. Теми рамками, которые его не устраивали – возможно, исключительно по молодости лет. Рано или поздно, считал его учитель, он вырастет и перестанет ломать свою голову пустозвонством морали и идеализма, взглянет на мир таким, какой он есть, и поймёт, что ничем он не отличается от своих сородичей…
- Я рад, что ты мне рассказала. Честно говоря, не знаю, увидимся ли мы теперь – у тебя, как обычно, много дел, а я… Думаю, мне лучше уйти. Я дождусь с тобой твоих друзей, мало ли, что тут с тобой приключится, а потом двинусь в путь.
Тяжёлый вздох, с трудом переборотое желание склониться к её губам, которые снились все долгие ночи разлуки, укоризненный взгляд на подошедшего птицекрыла.
- Слушай, Аки, - неуверенно начал послушник и закусил губу. – Я тебе про дело расскажу, конечно… Но у меня вопрос к тебе… Скажи, ты помнишь то, что было на острове? – он слегка склонил голову, изучающее её оглядел. – Не думай, ничего такого. Просто хочу знать.
Он пожал плечами в знак того, что это такая глупость, почти ничего не значащая, и всем видом показал, что расслаблен и настроен позитивно и легко. Коротко огляделся в поисках подходящего места для приземления, и в итоге пристроился прямо там, где стоял, рядом с валуном, и поднял глаза на Иллюмию.
Двигался он, как и прежде, очень грациозно, и всё ещё оставался юн и тонок, и оттого в Луносвет до сих пор соваться побаивался. На занятия он часто опаздывал, потому что так у него всегда была веская причина не останавливаться по дороге для беседы с какой-нибудь личностью вроде того этого, как его… вылетело имя из головы – и хвала Солнцу. С тех пор, как тролль Лар’джин пропал из таверны, Анаре вообще опротивел этот город.

23

Иллюмия рассмеялась.
- Мало ли  что приключится? Да уже приключилось, буквально пару-тройку часов назад! Ну да ладно.
Девушка подивилась - неужели Анаре не чуял, что ее просто переполняет арканой? Или он из тех редких эльфов, что не так остро чуют жажду магии и магию вообще? С каждым его словом та встреча вспоминалась все четче. Ну да, он и тогда ей показался странным. Не зря же.
- Не вздыхай как старец. Вообще да, помню, и помню, к слову, совсем неплохо. Вот ты не знал, а на меня алкоголь плохо действует. Хах, нет, я вовсе не жуткая пьянь, просто такое свойство. Удобно, к слову.
Присесть рядом она не решилась, напротив - тоже. Не хотелось опускаться на землю, хотелось стоять на ногах. Естесственно, Иллюмия не забыла про обещание, нет, скорее, клятву юного син'дорая - ведь не каждый день натыкаешься на эльфа, который ТАК в тебя влюбляется. С одной стороны, встреча просто-таки выручила его, дала хоть какую-то цель в жизни и подарила веру в то, что он не безнадежен. С другой... такая клятва обернется в будущем горьким разочарованием. Иллюмия недолюбливала все эти матримониальные дела еще с детства, когда деятельный дядь определил ее, как чудную невесту, и, стоило ей только один раз не поехать с отцом, кинулся на поиски ей жениха. Прошло много лет, но дядь про это не забыл и время от времени напоминал эльфийке, что она все же дочь капитана, наследница дома, и даже приметил для нее одного из молодых чародеев-Провидцев. Иллюмия уже предвкушала, как будет уносить ноги от дяди, как только он замаячит на горизонте. И чего они все так из-за этого беспокоятся? Я еще несовершеннолетняя, а они... тц.
- Для тебя это не просто слова были, ведь так? Притворяешься расслабленным. - девушка вдруг вспомнила, что жрец, сидящий перед ней, ее даже младше. - Скажу тебе - я о свадьбе не задумываюсь еще в принципе вообще... Черт, я просто пытаюсь тебя лишить надежды.
И все-таки она села наземь, вытянула ноги и закурила. Явно с тоской.

24

Послушник кивнул, и на лице его не отразилось то, что всё-таки не удалось скрыть во взгляде – стоит ли описывать, что именно он почувствовал? Первая влюблённость для некоторых – шаг в новую эпоху жизни, для других – одно из самых ярких воспоминаний прошлого, для иных же – пожизненный крест, который трудно сбросить с плеч даже любимым делом, даже головокружительным романом и собственной семьёй, которые непременно приключатся в будущем. Правда, к последним в данном списке осознание приходит всегда только в достаточно зрелом возрасте, до того они умудряются неплохо водить себя самих же за нос, уверяя, что всё минуло, всё забыто.
С другой стороны, разум действительно подсказывал, что всё идёт, как должно, и нарушать ход истории значило что-то рушить в самой основе бытия. Иллюмия – вольная, как ветер, сорвиголова, такую не заставишь осесть на месте, не прельстишь тёплым домом и уютным очагом. Но с ней и не рванёшь вместе, потому что когда ты слишком тяжёл, ты будешь только в нагрузку, в досаду, будешь вечной обузой, когда на горизонте – столько приключений, столько новых друзей и горячих романов, в которых, конечно же, нет места третьему лицу. И когда в тебе нет столько огня, сколько есть в ней. Но как же он восхищался её прямотой и откровенностью: вместо того, чтобы использовать его, как делают это часто женщины, вместо долгих тяжёлых бесед и мытарств, она честно и сразу выносит вердикт. Ах, не зря он так потерял голову, ах, не зря!
Повисла короткая пауза, за которую юноша собирался с мыслями, и, улыбнувшись, как ни в чём не бывало начал рассказывать:
- В общем, поймали меня в Перекрёстке два орка. Так и так, говорят, не помешала бы помощь учёного син’дорай. Я им говорю, какой же я учёный, когда едва поступил в академию! Ну, про то, что меня вообще брать никуда не хотели, я промолчал. Так вот, они говорят, ничего, ты, главное, никому не говори, зачем мы тебя отправляем: кажется нам, что кто-то из собратьев наших, чёрной магии обученных, проворачивает дело нечистое, и его орден ихний покрывает. А ты, говорят, с магией из ушей лезящей родился, подсоби, поузнавай, а то дело грозит нехорошим чем-нибудь обернуться. Ну, я и решил помочь – если могу, чего ж не помочь?
Он взял сумку и покопался в ней: уже через мгновение он протягивал Иллюмии искусно сделанную и, судя по всему, полную табакерку и плоскую скромную коробочку, в каких обычно дарят украшения. Виновато улыбнувшись, он произнёс:
- Мне не важно, что для тебя всё это не имеет значения. Главное, что ты для меня значишь. Возьми – это твоё. Да и устал я это с собой таскать! – наигранно ворчливо добавил он и поглядел в небо: - Кстати, Аки, я тут подумал, а ты, случаем, не стала магом? Или не была ли ты им всегда – просто шифровалась, а? – послушник недоверчиво скосился на неё. – Что-то от тебя арканой так и веет. Меня бы зависть взяла, если б я был с этим чувством знаком.

25

Эльфийка отвернулась. Чувствовала она себя мерзко и отвратительно. Ну еще бы, дать ложную надежду чудесному эльфу. Тц... Но что поделать теперь. Она то, что она есть, раздолбаистая почти всегда укуренная разбойница-странница, таскающаяся по континентам, открывающая для себя новые места, узнающая старые и новые истории и легенды. Это мотание туда-сюда время от времени надоедало, хотелось завалиться в родное имение и заснуть на мягкой постели, но и там долго она не задержалась бы. Огромный непознанный мир звал, звала и дорога. Может, со временем она остепенится и осядет, но - она искренне в это верила - до этого срока еще много, очень мног лет.
Теперь уже разбойница внимательно слушала каждое его слово, едва заслышала про помощь син'дорая. Перед глазами тут же промелькнули мордочки двух тролльчат, волокущихе ее за собой к деду. И чем дальше слушала, тем больше ей это не нравилось. И улыбнулась, принимая презент.
- Как же это так, Анаре? Тебя попросили никому об этом не говорить, а ты выложил мне все и почти сразу! Так дела не делаются. Хотя знаешь... меня в городе подцепили, тоже эльфийскую помощь запрашивали, и я такое повидала, что ууу... Так что меня тоже заинтересовал этот нечистый и...  А, что? Аркана? Да, я сегодня побывала в чудесном месте, где сполна утолила эту проклятую жажду. Надо было, наверное, еще больше ее в себя впитать, да ... помешали.
Отмахнувшись от раздражающих воспоминаний о синем существе, она приоткрыла табакерку. Посидела немного, не двигаясь. Плотно закрыла ее и мигом просветлела, расцвела и с воплем:
- КУУУРЕЕЕВОООО! - кинулась жрецу на шею, успев вспомнить, что на плечах до сих пор покоились нелегкие наплечи, и слишком яро обнимать его не стала. - Слава Солнцу, ты просто не знаешь, как меня выручил! Я уж думала, придется мне до прибытия товарищей смиренно курить скверноплю и глазеть на появляющиеся галлюцинации, табак-то внезапно так весь вышел...
Вслед за этими словами объятие стало крепче. Сразу захотелось курить, с дикой силой просто захотелось, но девица все же решила пожалеть легкие юного священника. А еще вспомнилось, что денег у нее теперь тю, и прибытие товарищей, а точнее, Файнэ, должно было спасти ее финансовое положение. А хотя подожди-ка, у нее и в банке Оргриммара деньги лежат, те, что были ею честно заработаны не менее честным сбором трав. Да и у той мелкой шайки столько свертков тканей всяких стащила, любо-дорого глядеть, да тяжело тащить было...
Девица, наконец, отлипла от жреца, не прекращая, впрочем, излучать довольство, добро и свет, сползла под бок, прислонилась к камню и осторожно открыла вторую коробочку.

26

После выпаленных скомканных ответов Анаре откомментировал только одно:
- Я выложил тебе, потому что ты – не никто, а мой друг, да не из Огриммара, чай…
А потом был подарок, и оглушительный вопль возрадовавшейся разбойницы. Превеликие титаны, Солнце, Аспекты и кто там ещё – как же она любила, наверное, дымить!
Она бросилась ему на шею, и по телу словно ток пробежал. Послушник мягко обнял её, осторожно прижал к себе и закрыл глаза от удовольствия, пока она не видела – он бы замурлыкал, будь он котом или друидом.
- Интересно, тебя, курилка, гоблины да гномы не путают со своими механизмами, а? – не без доли ехидства поинтересовался он – просто хотя бы для того, чтобы услышать собственный голос.
Он несколько раз провёл рукой по её спине – дружеский жест. Довольно проблематичная задача, делать это по-дружески, для того, кто женщин в своей жизни ещё толком не обнимал.
Потом она сползла ему под бок, и послушник позволил себе приобнять её за плечи. Взгляд снова стал направлен куда-то в небесную высь, на лице проявилась безмятежная улыбка, и лёгкий ветерок нечаянным порывом колыхнул прядь пшеничных волос. Рядом, с другого бока, пристраивался птицекрыл, и юный священник задумчиво потрепал его по пернатой голове, которая мельтешила перед ним в попытке заглянуть в лицо. В этот момент мысли унесли его куда-то в далёкое детство, когда деревья казались такими высокими, а трава так ароматно пахла, и можно было валяться в ней до полуночи, разглядывая крохотный социум насекомых, а потом возвращаясь домой по освещённой сиянием звёзд дороге, и дома тебя ждали любящие родители, возлагающие на тебя большие надежды… Впрочем, теперь он, наверное, докажет им, что они могут им гордиться. Ещё немного «подрасти», и можно возвращаться домой. Да, наверное, домой…
- Если тебя тоже в это ввязывали, я тебе расскажу, чем всё закончится, - тихо произнёс священник, не глядя на сидящую рядом. – Думаю, это какой-нибудь культ. Мне обещали поддержку, как только докопаюсь до истины. Видимо, считают это дело опасным. Подумать только, и они, зная это, пытались привлечь к этому девушку!
Он скосил глаза на открытый футляр, в котором красовалось ожерелье. Это была дренейская работа: украшенное алмазной пылью, так, что искрилось в солнечных лучах, в меру изящное, но не вычурное, это изделие скорее попадало под категорию подвесок. Никакой символики или магии оно в себе не несло; металл в основе являлся белым золотом (кому, как не разбойнице было это разобрать!).
- Увидел – и подумал о тебе. Приобрёл вот. Думаю, рано или поздно осяду в Дреноре, у Алдоров или Провидцев, выучусь на ювелира, сам тебе что-нибудь сделаю. Ну, а пока так. Ты прости, если неудачно подобрал – у меня со вкусом на такие вещи швах.

27

- Пообзывайся еще тут... - добродушно проворчала Иллюмия, стянув с рук перчатки и извлекая подвеску на свет уже почти заходящего солнца. Золотые лучи его заставили подарок засверкать так, что было бы больно глазам, но куда там! Глаза эльфов и сами по себе светились, и искры, плящущие по драгоценному металлу, вовсе не резали глаз. Мимоходом отметив, из чего и кем было сделано украшение, девушка подняла его на уровень глаз, всматриваясь в простые, но очень изящные линии, дивясь искусному рукотворному чуду. Крепко зажав цепочку в руке, девушка повернулась к жрецу, помедлила, словно раздумывая, верно поступает или нет. А потом словно махнула рукой и осторожно коснулась губами щеки Анаре.
- Спасибо. - голос был тихим и полным признательности и благодарности. Эльфийка тут же расстегнула жилет, а следом и рубашку. Металл подвески приятно похолодил кожу, а уж с застежкой ловкие разбойничьи пальцы справились быстро. Вынув из ножен кинжал, она глянула в отражение, еще раз прикоснулась к украшению - и повернулась к Анаре.
- Дуй-ка ты к Провидцам. Там тебе крыша будет... Почему-то я уверена, что вкус у тебя замечательный, и твои-то изделия будут одними из лучших. Ты упорен, ты всему выучишься.
Осторожно застегнув ворот, еще раз положив ладонь на подвеску, скрытую тканью, словно боясь, что она куда-то пропадет, Иллюмия снова вытянула ноги и устроилась поудобнее.
- А знаешь, меня вытащили двое мальчишек. Тролльские пацаны. А я не сообразила - будто много я соображаю в магии и элементах! - и старый их тролль помер. Хороша, да... Осторожнее будь. Меня тролличьим вуду вынесло в какой-то элементальный мир, и я встретила там совершенно непонятное и ранее невиданное существо. Я про таких и не слышала ни разу, ни от дяди, ни от других чародеев. Высокий, будто выпиленный из синего камня, глаза желтые. Губил элементалей, собирал магию в какую-то сферу, страдал еще какой-то фигней навроде выращивания травы на потолке... принял чужой облик еще. - последние слова она почти процедила с ненавистью, подтянула коленки к груди и обхватила ноги руками. Да, мир этот был суров, и каждый день здесь умирали сотнями, но кого-то спасали чудесные целительные силы, а кого-то - нет...
- Обещай, что будешь осторожным! - вдруг выпалила она, не глядя на жреца. - Ты все-таки хороший, прям-таки замечательный. И здорово, что я тебя встретила тогда.
Ох и совестно ей было. И стыдно, и совестно, и сама себе она казалась просто отвратительной на фоне Анаре. Но что поделать теперь, теперь уже ничего. Варрат, неслышно переступая лапами, пристроился у свободного бока Иллюмии, ткнулся мордой в руку и издал тихий скулящий звук. Хозяйка опустила ноги, и ворг лег наземь, положив голову на колени девушки. И уши прижал.
- А и еще, ты в землях Калимдора давно уже?

28

Послушник ласково улыбнулся, когда разбойница коснулась его щеки, а когда начала расстёгивать рубашку, вовсе отвернулся, стараясь всячески скрыть смущение.
- Я очень рад, - ответил он, - и я надеюсь, ты не из простой вежливости его одеваешь.
Неуверенная улыбка, адресованная, кажется, собственным мыслям: видно было, как он едва сдерживался, чтобы уголки губ не расползлись к самым ушам от счастья. Послушник украдкой взглянул на колье, устроившееся на груди разбойницы, пронаблюдал за её руками, вытащившими кинжал, и встретился с ней взглядом, когда она обернулась к нему.
На её слова он только кивнул: вообще-то, ему было всё равно, к Провидцам или Алдорам – в последние дни картина его мира резко менялась, и если раньше он до поросячьего визга обожал только троллей, на сегодняшний день был полностью убеждён, что орки тоже вполне сносные ребята, а уж дренеи – так вообще говорить нечего. Обстановка в Шаттрате ему не нравилась, но он тешил себя мыслью, что всё так плохо только на словах, и намеревался убедиться во всём лично. Да и учиться хотелось именно у синекожих мастеров…
Всё касательно того огриммарского дела юноша выслушал очень внимательно, ловя каждое слово и делая сразу множество выводов и предположений. Картина стала сразу яснее, даже, пожалуй, сложился кое-какой план действий. Решительно кивнув, парень ответил:
- Я не пропаду, Аки, не волнуйся. И не называй меня хорошим, это как-то… Ну, в общем, из твоих уст это звучит как извинение. Я прекрасно знаю, что я моралист, идеалист, и что это делает меня безумно скучным для таких ярких личностей, как ты, но вовсе не обязательно мне об этом напоминать, - он весело, ободряюще ей подмигнул. – А что до Калимдора, так не очень. Я долго искал учителя по Востоку, да и плыть боялся… Честно говоря, мне тяжко даются такие приключения. Хотя сейчас я чувствую себя хоть и потерянным, но всё равно – намного лучше. Может, когда-нибудь буду, как ты, рассекать по диким землям с троллями на пару…
Он произнёс это даже мечтательно, поглядев куда-то в даль и точно представив себе своё будущее путешествие. Ах, Лардж… Куда же ты запропастился, морда твоя зелёная, последняя надежда Анаре в Луносвете? И ведь как в воду канул… Неспроста. Всё-таки нужно было сразу что-то решать с тем рыцарем смерти, наверняка он свою руку приложил, мерзавец.
- А кто твои друзья, Аки? Расскажи мне о них, - обратился послушник к разбойнице, снова осторожно обнимая её за плечи. – И куда вы идёте?

29

- Как хочу, так и называю... - засопела эльфийка, передергивая плечиками и отворачиваясь. Помолчала и буркнула обиженно. - Придумал тоже! Из простой вежливости...
Винить его в том, что он такое подумал, такое сказал, было нельзя: в конце концов несколько встреч и несколько писем - это слишком мало, чтобы узнать эльфа как следует. А ведь он ее, поди, идеализирует...
Иллюмия все то время, что Анаре говорил, потягивалась то в одну, то в другую сторону, пару раз нагнулась вперед, гибко дотянувшись далеко вперед за носки сапогов. Один из позвонков хрустнул, вызвав на лице девушки довольную улыбку. Когда долго сидишь, то и дело хочется вскочить и размяться, ну или хотя бы конечностями подергать, чтобы не затекали.
- Знаешь, иногда хочется стать обычной заносчивой гордой эльфийкой крови... но слишком еще ярок образ Высших эльфов. - Мысль  о том, что все син'дореи несколько лет назад были Высшими, казалась слегка дикой. - Друзья не друзья, но как бы... товарищи, наверное. О первой я тебе наверняка уже рассказывала - Файнэ, рыцарь крови. Мы давно не виделись, она в последнее время все носилась по Запределью, а тут внезапно встретились на Ярмарке. Я ее оставила, да еще и денег у нее утащила немножко...интересно, как она там? Там же наткнулась на человеческого мага Рулена, и, знаешь, этот мон не так-то прост! Накуролесил в горах. Мм, еще тролль Эль'Джан, на редкость мелкий и тощий для тролля, зато ловкий. Как его увидела, бедолагу, сразу захотелось с ним подружиться, поддержать как-то, что ли, а то ходит неприкаянный какой-то. Еще... еще была наша жрица Ириэль и вояка Тиаре, красавец, высок и блондин. - Эльфийка ухмыльнулась, припоминая появившуюся у эльфов крови моду на яркие цвета волос. Хотя огненно-рыжие эльфы со светящимися зелеными глазами - это, надо признать, выглядит очень даже неплохо. - Там еще человек-вояка был... хм, интересно, когда они в Оргриммар-то прикатят? Фай-Фай конягу свою костяную никуда не денет, придется ей через лес да через Степи нестись верхом, а вот остальные наверняка на вивернах прибудут.
Эльфийка замолчала. Она вообще не особо любила много говорить, что-то рассказывать, о чем-то вещать, но вовсе не из-за того, что пафосным разбойникам не полагается разглагольствовать. Ей просто было лениво. Особенно во время бездельничания и сидения с вытянутыми ножками. Голова ворга все так же лежала на коленях, но он не спал, а будто бы внимательно слушал каждое слово хозяйки. Девушка потрепала Варрата по голове и даже почесала за ухами - и с любопытством пронаблюдала, как жмурится от удовольствия ворг, и как линия сомкнутой пасти изгибается в подобии улыбки. А забавно она, наверное, смотрится... сама мелкая и тощая (даже по меркам своей расы) рядом с огромным воргом, крылобегом и высоким (но юным!) син'дораем. Интересно, а ей-то сколько лет дадут...
- А направляемся в Тирисфаль. И если найдем там то, что ищем, то потом... Боги, пусть это будет не Силитус! Помру же. - на лице просто написано было отвращение ко всяким там насекомым. На фоне силитидов огромные пауки, которых она гоняла в Призрачных землях,  казались просто чудесными зверюшками. Силитиды же были отвратительны.
- Не хочу в Силитус, не хочуууу... - тихо взвыла Иллюмия. - При одной мысли об этих тварях хочется вернуться в родное поместье, пусть там даже будет дядя, хочу спать на мягких эльфийских перинах, хочу в купальню, хочу рыбачить на острове Солнечного Скитальца, ууу... Но ну да ладно. - она помотала головой и покосилась на Анаре. - Слушай... а за тобой все еще гоняются всякие эльфийские извращенцы? - эльфийка протянула руки к его лицу, словно желая нежно коснуться его - и первые прикосновения действительно были едва ощутимыми и нежными, но нет! Настоящей целью разбойницы было нагло потягать его за щеки. От такого проявления своей раздолбаистости, нет, скорее даже дурашливости она отказаться не могла и искренне наслаждалась моментами, когда удавалось над кем-нибудь вот так добродушно в шутку поиздеваться. Сама она при этом улыбалась и веселилась от души...

30

Оргриммар ... давняя столица. Палящее солнце, сухой воздух, завывание ветра по углам зданий. Единственная вещь, которая радовала глаз Велетелона -- это красные тона в общей картине. Син'дорай был истощённым, но не показывал виду, далее шагал с высоко поднятым подбородком по направлению к банку. За ним резво семенили его спутницы. "Я голоден...мне срочно нужна моя ежедневная медитация...эти фанатики из гильдии...как её там...'Королевская Гвардия Орды' не знают, что такое брать демонов хитростью, лезли на рожон...лекарь вылечит...надо было требовать у них двойную сумму."

У банка их ждал Орк. Огромнейших размеров, воин. Его латы были со вмятинами и иссечены глубокими проплавленными повреждениями. С правого бедра свисал двуруч...а именно, то, что от него осталось: унылый кусок металла без острия.
-- Держи, брат, - Орк протянул эльфу мешочек из ткани. В мешочке звенело оно ... золото. Эльф взял мешочек и передал его своей рыжеволосой спутнице. -- Не будешь пересчитывать?
-- Разве ты меня когда нибудь обманывал, брат? - "Орк никогда не обманет...сила и честь...это не коварный гнум, не тролль, не мерзский хуман."
-- Ты выглядишь уставшим, брат. Твои глаза печальны и тусклы. Но ты знаешь, в этом есть и положительная сторона. Когда ты истощён, ты ...
-- Мне и моим сёстрам нужно отдохнуть, - перебил Велетелон, не дав закончить Орку.
-- Брат, нет места лучше, чем Ярмарка, для того, чтоб отвлечься от жестоких реальностей наёмного лекаря, - с улыбкой сказал Орк. -- Кроме того, там может предоставиться возможность заработка. Хотя, не нужен тебе заработок. Банки Луносвета, наверное, хранят несметные сокровища по твоему поручению. Хе хе хе, - рассмеялся Орк и по-дружески шлёпнул своей лапищей по плечу эльфа.
-- Да, слыхал, мне мои сёстры прожужжали все мои эльфийские уши по поводу Ярмарки. Ты ведь знаешь, независимо от расы, все особи женского пола хотят себя показать и на других посмотреть, и убедить себя в том, что они лучше и красивее других.
Спутницы Велетелона переглянулись и улыбнулись друг-дружке.
-- Если бы кое-кто чаще нам напоминал, что мы красивее и лучше других ... - съехидничала эльфийка в коже.
Велетелон никак не отреагировал на её замечание, будто оно было адресовано не ему.
-- Ладно, брат, заболтался я тут с тобой, мне срочно надо в Луносвет, моему мечу нужен особый уход, ты понимаешь, - с ухмылкой сказал Орк, наблюдая за реакцией спутниц Велетелона.
Эльфийки начали демонстративно зевать, давая Орку понять, что его намёки скучны, не оригинальны и прямолинейны.
-- Ал диель шала, - пропел эльф на своём языке.

Орк и Син'дорай обнялись по-братски, похлопали друг друга по плечам и каждый направился в свою сторону. Орк сел на чёрного волка и галопом помчался через южные врата к распределителю дирижаблей. Эльф с двумя своими спутницами направился к северным вратам.

Глаза Син'дораев тускло мерцали...

Отредактировано Велетелон (2010-04-19 15:58:16)


Вы здесь » World of Warcraft » Калимдор » О(р)гриммар