World of Warcraft

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Warcraft » Калимдор » Степи


Степи

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Бескрайние Степи, место, ставшее домом для могучих тауренов.

увеличить

2

Небо было чистое, солнце было щедрое, как впрочем и всегда, в этих краях.
Подъёмник Громового Утёса спустил на землю, последнюю пару всадников.
Патруль - семеро молодых воинов, оседлавших кодоев, выдвинулись на очередной обход родных земель. На этот раз нужно было идти далеко на восток, в Перекрёсток, что очень радовало командира отряда.
- отличная получится прогулка. - вдыхая свежий воздух, предвкушал путешествие, молодой таурен.
- несомненно. - откликались командиру отряда, в ответ, его друзья.
Командир отряда был заметно крупнее своих сородичей, сам по себе он был крепче и шире, чем те, кто был с ним в отряде, а латы и здоровенный мечь, за спиной, делали его просто гигантом. Сегодня этот молодой таурен, в первый раз возглавлял патруль.
У Курома - капитана патрульных, нашлись другие дела и он подумал, что среди молодых, можно подыскать достойного командира, для обхода земель. Бошум давно радовал глаз, своими физическими, бойцовскими способностями и дисциплиной. И капитан решил доверить ему обход, в которых Бошум участвовал постоянно, обычным патрульным.
- Как это здорово! - думал Бошум, и был очень рад. Молодой командир чувствовал себя полезней, чем обычно, во много раз. - Командир отряда, всегда выбирает какую песню запевать, каким темпом идти, и на привале, имеет полное право на выбор самого сочного куска. А ещё командиру отряда не нужно бегать в поисках дров, для костра, когда приходит время подкрепиться.
И так, молодые и отважные воины, облачённые в кольчужные доспехи, а кто-то и в стальные латы, хорошо вооружённые, бодро и весело отправились в путь.

Сдаётся мне, дорога предстоит на восток, а не на запад… (прим. мастера)

Отредактировано Бошум (2009-10-27 02:16:44)

3

Дозор – дело не самое увлекательное, если к нему не подходить философски: идёшь себе и идёшь по заведомо безопасным землям, ничего такого не происходит…
Но надо было именно сегодня случиться потасовке на дороге – да какой! Картина, представшая перед дозорными примерно на полпути до Перекрёстка, то есть как раз там, где горные хребты сходились, оставляя для проезда недлинный каньон, обозначая границу между Мулгором и Степями – была следующая: трое тауренов лежали ничком на земле, не подавая особо признаков жизни, а один, самый могучий, размахивал огроменным поленом вокруг себя, отгоняя… Троих ночных эльфов! На вид эта троица была похожа на разбойников, но они отчего-то пытались достать таурена, не прибегая к помощи теней или метательного оружия, и взгляд на ближайший валун давал ответ: на нём стояла лучница, лицо которой было в крови, и она уже натягивала тетиву…

4

Это была мнгновенная смерть - наверное лучшее, что может пожелать себе воин. После того как стрела, которая несла одному из постовых Таурахо гибель, была выпущена лучницей, бедняжка не смогла-бы увернуться от своей судьбы, даже если-бы успела обнаружить дозорных. Стройный труп лучницы отлетел, с валуна и упал бесшумно наземь, с арбалетной стрелой во лбу. И когда казалось последний враг ночных эльфов, упал у них на глазах, не успев ощутить вкус победы, они обнаружили мчащихся массивной глыбой, прямо на них, отряд яростно кричащих тауренов.
Эльфы бросились в рассыпную. Посреди ясного дня, в степи, ночным было не спрятаться, от тех кто знает эти земли как себя.
Удар, замурованным в сталь плечём, в убегающую спину, хруст позвонка, предсмертный крик. Ещё одна меткая стрела Старильса, пробитые рёбра, предсмертный вздох.
Он применил магию тени, но не успел ускользнуть от острого взора дозорного. Лишь малейшее движение, только краем глаза, помогло определить примерное нахождение последнего преступника. Бошум шол аккуратно приближаясь к одинокому дубу, которое откидывало щедрую тень. Медленно ступая, прищурив глаза и сосредоточившись, таурен шол принюхиваясь и прислушиваясь, ко всему что возможно.
Любое движение начинается за долго до того, как оно проявляется - учил когдато Эмуг. Любое намеренье, сначала образуется в сознании, уже как-бы существуя на энергитическом уровне. Оно испускает, потому как существует, волны, которые можно уловить и почувствовать. Пятнадцать лет упорнейших, каждодневных тренировок, под строгим взором, не прошли напрасно.
Когда к дереву осторожно подходил воин, эльф сидел уже на ветке, слившись с тенями, выжидал момент для атаки, и атаковал. С верху в низ, в прыжке, оттолкнувшись от ветки ногами, эльф как-бы ныряя в тело таурена, сделал выпад, метясь в не защищённое горло кинжалом. Нож был уже у горла, но на следующее мнгновение, цели там не оказалось. Бошум резко увернулся в сторону, сопровождая поворот своего тела, круговым движением меча. Нож эльфа воткнулся в землю, перекувыркнувшись, эльф уже был готов бежать, но тело потревожила острая, дикая боль. Как позже выяснилось, она начиналась от ноги. На развороте воин достал эльфа своим длинным мечём. Рассчитывая, слегка задеть сухожилия, что бы преступник остался цел но не скрылся, удар получился не совсем точным, и снёс несчастному пятку.
Огромный таурен в латах, нёс за волосы, словно беспомощного щенка, кричащего из за всех сил эльфа, от которого оставался кровавый след на дороге. Понятливые сородичи Бошума быстро достали жгут. Пролетев пару метров над землёй, эльф рухнул к ногам дозорного со жгутом, и пока от удара об землю, он пытался восстановить дыхание, один из воинов быстро и сильно перетянул жгутом эльфу, его искалеченную ногу.
На грудь эльфа было поставлено копыто, которое медленно сокращало расстояние до земли. Глаза эльфа увеличились вдвое, он чувстовал как напряжены его рёбра, и казалось, в любой момент могли не выдержать, давления. Воздух в теле сокращался, вдохнуть было нельзя. Возможно из безвыходной ситуации, был один верный путь. Ответить на один озвученный, специально для ночного эльфа вопрос.
- кто такой, и что ты тут делаешь?

Отредактировано Бошум (2009-10-27 03:58:17)

5

Эльф был совсем молодой, ровно как и остальные – с опытными разбойниками всё вышло бы куда сложнее, а эти растерялись в неожиданной ситуации, не скрывшись и не нанесши никакого вреда патрулю. Оставшийся в живых затравленно глядел в глаза Бошума, долгое время молчал, а потом что-то пролепетал на дарнасском, указывая сначала себе на грудь, как будто изображая медальон, а затем указывая на того самого могучего таурена, который размахивал поленом до победного конца.
Впрочем, таурен оказался жив. С торчащей из глаза стрелой, прорубленной левой ключицей, из которой так и остался торчать изящный эльфийский клинок, таурен грузно сел, пытаясь вглядеться в патруль собратьев, но видно было, что от боли он временно ослеп и на второй глаз.
- Стар я стал, - голос был густой и очень низкий, исходящий как будто прямиком из груди таурена. – Мелкие поганцы… От Ярмарки за нами шли, небось… И как не углядели…
Он мотнул головой, вызвав, видимо, волну боли, и оттого схватился за неё, сжимая виски. Таурен был действительно старый, одетый в традиционные тканные одеяния своего народа, а на груди его действительно красовался какой-то амулет, впрочем, очень простой: миндалевидной формы изделие из кости, покрытое какими-то сложными письменами – возможно, целью пронзившего ключицу клинка было не нанести вред, а разбить цепь.
- Ах, - выдохнул таурен. – Может, среди этих ребят был тот самый Бошум… - он попытался посмотреть на двоих убитых стражников; третьим лежал таурен, столь же старый, как эта могучая гора, и одетый в такие же одежды. Сидя перед товарищем, выживший тронул его рукой и молча застыл, осознавая потерю.
А эльф безвольно откинул голову: кажется, он не понимал ни слова из того, что говорили эти полузвери, но осознавал, что, скорее всего, умрёт. Впрочем, взгляд его был устремлён на убитую лучницу, и губы сами собой прошептали чьё-то имя…

6

- Тьфу ты, дорожное хулиганьё! - Сплюнул, оглядывая с презрением, разбойников - эльфов, скрестив руки на груди, один из патрульных - полностью чёрного цвета таурен, в кольчуге и металлической маске, подобной наморднику.
- Дарнасские отпрыски не долгих лет. - ответил другой.
- Да они даже ещё не знают всеобщего. - обсуждали, своих неудавшихся противников, патрульные.
Эльф, казалось просто беспорядочно махал руками, и бормотал что на своём.
- Он жив! - сообщил один из патрульных, осматривающих тела, павших в битве тауренов, помогая подняться старику.
- Мелкие поганцы. - Бранился раненый старик. - От Ярмарки за нами шли, небось…
Вид у старика был ужасен, из его ключицы торчал клинок, всё лицо затекло кровью. Но сколько-же жизни было в нём! Молодые патрульные, ещё никогда не видели, и не слыхивали, чтоб можно было жить и при этом браниться, с торчащей стрелой в глазу. Старый таурен, тряс головой, как-бы пытаясь рефлексорно стряхнуть боль, видно было что второй его глаз не реагирует на свет. Тем не менее, он всё, как- бы осматривал лежавших возле дороги тауренов, словно искал кого-то. - Может, среди этих ребят был тот самый Бошум...
- Отвезём старика в Таурахо, надеюсь там будет, кто-то кто сможет помочь. - Распорядился командир отряда.
- Бошум, слышал? - пихая локтём командира, тихо спросил, чёрный таурен в наморднике, кивком указывая на старика. - Что-бы это значило?
Бошум прищурившись смотрел на выжившего старого таурена, призадумавшись.
- Это значит. - ответил всё-же командир. - что среди убитых, был кто-то с таким-же именем.
Старого таурена посадили на кодоя, уже тронувшись, кто-то крикнул:
- Бошум, а что с этим? - спрашивающий указывал на лежащего эльфа.
Бошум хмуро смотрел на лежавшего, понимая что сыграл жестокую роль в судьбе молодого эльфа. Помочь разбойнику, по вине которого, были убиты таурены, да ещё пересекшего границы было никак нельзя. Полагалось-бы добить преступника, или-же насесть на него, и пытками вытянуть всё что он мог-бы рассказать. Но Бошум врядли вообще когда-либо, прибегнет к таким действиям. Если оставить его, может он справится со своей судьбой... А если найти лекаря в Таурахо, может старик расскажет чего интересного, кажется он что-то знал, и мог пролить свет на это происшествие.

7

Бошум, в данном случае всё, в принципе, было оправдано, но на будущее: оставляй возможность противникам совершить действия (не отписывайся за них, как они все погибли) – может, у них был какой-нибудь, например, артефакт, который бы их скрыл – или вас усыпил. У этих, конечно, такого быть не могло – именно поэтому говорю, на будущее. Вспомни, что написано в пункте номер два Правил отыгрыша.

Старый таурен грузно забрался на кодо, и было видно, что ему стало совсем нехорошо. Но он услышал произнесённое имя и встрепенулся:
- Бошум? Бошум! Где ты, сынок? Он просил… Просил передать тебе… - старый таурен полез в свой поясной мешочек, извлёк какую-то записочку, свёрнутую трубочкой, которая была перевязана нитью с болтающимися мышиными косточками на концах, и протянул перед собой, ожидая, что её возьмут из его рук. – Ах, беда… Ребятки, заберите тела-то! Или вы уже забрали? Мой друг… Я должен довезти его… Сколько мы с ним в своё время… Вместе… - боль, кажется, затмевала его сознание, и он грузно подался вперёд, удерживаясь за край седла и низко опустив голову.
Эльф, которого оставили без внимания, почему-то вместо того, чтобы скрыться, дополз (именно дополз по земле, а не доковылял) до убитой эльфийки, обнял её и, уткнувшись в безжизненную грудь, неслышно рыдал, не замечая больше ничего вокруг. А потом достал кинжал с её пояса и наставил его себе на горло. Он хотел тут же броситься на него, но было видно, что он осознал, что собрался сделать, и силы воли на это ему не хватало – и он отчаянно боролся с собой, заставляя себя совершить этот шаг.

8

Бошум с недоумением, подошёл и взял бумажку из рук старика, с тревогой смотрев на него. Старику было хуже с каждой минутой.
- Мы непременно позаботимся о телах погибших. - Пообещал командир. - Ребята, езжайте на всех парах до Таурахо, старику нужно срочно к лекарю, я вас догоню. Нужно проводить воинов к предкам, Старильс со мной.
Отряд рванул по команде вперёд. Остался только Старильс - один из друзей Бошума. Старильс был полностью чёрного цвета, с чёрными рогами, и с чёрным боевым нравом.
Он носил кольчугу, на спине висел довольно большой арбалет, к ноге был привязан боевой тисак, а к кодою была прикреплена длинная, двуручная алебарда, предназначенная в основном для наездных схваток.
Бошум смотрел на бумажку, она была аккуратно перевязана с какими-то побрякульками на верёвочке. - врядли это мне - думал Бошум. - хотя, необычно как-то получается...
- Что-же это за старик? Нельзя было отнимать у него времени, вопросами.
Бошум хотел было уже, распечатать записку, как нечаянно мельком заметил, тихо рыдающего эльфа.
- Старнис, разводи костёр, надо провести обряд провождения погибших. Воин приступил к выполнению приказа, для такого случая, нужно было нарубить дров.
Бошум смотрел издали на беднягу. Кажется этот парень потерял всё. - Ты не знаешь что такое боль Бошум - говорил в воспоминаниях, старик Эмуг. Когда юный Бошум всхлипывал от боли, весь в крови, посечённый галькой, протащённый кодоем по щебню, Эмуг рассказывал ему о боли. В тот день Бошум неудачно заарканил, специально разъярённого, учителем кодоя, запутался в петле и поволокся за ним. - Настоящая боль это боль души. Ни сломанная кость, не пробитая голова так не болит, как болит разрывающаяся душа, при потере своего самого близкого. Бошума озадачил, этот эльф, было ясно что он хочет покончить с собой. Бошум хотел было помочь, да только понимал что ничего сделать не сможет, ведь к эльфу вернётся смысл жизни, с жизнью его любимой. Бошум наблюдал за эльфом, потихоньку приближаясь к нему. Помочь было невозможно - понимал таурен, но хотелось сделать хоть что-то, и он невольно шол на помощь к разрывающейся душе, находящейся на краю смерти. Эльф его не замечал, до того момента, пока Бошум не присел рядом с ним и трупом эльфийки.
Бошум смотрел на эльфа, эльф сначала не смотрел никуда. После, прошло немного времени, и эльф вдруг поднял голову. Бошум смотрел на него, эльф смотрел на Бошума. Время, как-бы замерло оба смотрели глаза в глаза, Бошум смотрел с чувством глубокого сострадания и понимания, в этот момент, была невербальная связь душами. На интуитивном и энергитическом уровне, живые существа порой, понимают друг друга лучше чем с помощью слов.
Глаза у Бошума были тёмно карие, как и у большинства его сородичей. Это были глаза ребёнка, которы смотрит на всё с искренним любопытством. Эти глаза всегда блестят, какой-то потаённой наивной радостью, где то там в глубине, всегда горит огонёк неугасимой любви ко всему сущему. У эльфа-же, глаза светились таинственным жёлтым светом. В этих глазах было сложно что-то разобрать, только лишь чувствовалось его отчаяние и боль.
- Бошум, ты чего там возишься? - Старнис, уже развёл погребальный костёр. - Давай помогай.
Оба таурена аккуратно положили в костёр погибших стражников Таурахо. Нужно было сказать провожатые слова.
- Великие предки - начал друг Бошума.
- Подожди Старнис, ещё кое что.
Старнис с откровенным удивлением таращился на своего друга, когда тот пошол обратно к эльфу, что прижался к трупу, видимо своей подружки. Бошум подошёл и сел обратно, и смотря в глаза ночному эльфу сказал - Пускай она будет достойна вернуться к своим предкам, без затруднений и с благословением. Бошум аккуратно поднял тело лучницы, и понёс её к остальным телам, у выложенных специальным образом, досок. Старнис недоумевая смотрел на соратника, и засыпал бы его вопросами, и наверняка не позволил бы совершить такое, будь Бошум не командир. Бошум разжёг огонь, и начал произносить слова провождения. Старнис присоеденился к нему.
- Великие предки! Будьте славны во веки веков! Да в каждый день существования нашего! Примите достойных! Воинов павших! Рукою не дрогнувших! Своё дело праведное исполнявших! Да встретьте их с любовью! Да примите их с радостью! Да простите вы, их поступки не верные! Великие предки! Славьтесь вы во небе и на земле! Наставляйте нас уроками жизни! Да трудностями земными! Помогайте нам, удачной охотой! Да славной погодой! Славятся отцы наши! Славятся Матеря наши!
Два друга сидели молча, и смотрели на пламя, думая мысли светлые.
Солнце закатывавшись сделало небо красным. Предки приняли кровь. Бошум подумал о лёгком перекусоне, подошёл к своему Кодою, хотел было открыть сумку, и тут в руке, обнаружилась не открытая и забытая записка.
- Чтож раз уж моё имя Бошум, значит имею право... Бошум сорвал верёвку, развернул конверт, и внимательно смотрел на послание.

Отредактировано Бошум (2009-10-28 02:34:46)

9

Дьорн устал сидеть на месте: его тяга к путешествиям давала о себе знать. Уже вечерело, солнце почему-то было красным. Дворф оседлал своего грифона и покинул пределы Бейл Модана. Полёт был великолепен. Впрочем, как и всегда.
- Как же всё-таки здорово - летать! Разрезаешь небесные просторы на своём верном грифоне, вдыхаешь воздух, чистый воздух, смотришь по сторонам...
В этот момент он что-то увидел: это был огонь, большой огонь. Заинтересовавшись, дворф повёл грифона на снижение.

10

Бошум, содержание записки отправлено в личку.

Эльф беспомощно смотрел, как сгорало тело девушки. Он не понимал, что говорили таурены, но такое священнодействие, как погребальный костёр, он понимал, как и любое иное разумное существо. Эльф судорожно вздохнул и, подобрав под себя раненую ногу, опустил голову, кажется, не собираясь никуда убегать или предпринимать новых попыток самоубийства. Однако когда он услышал хлопанье огромных крыльев, он словно бы опомнился и – скользнул в тень от ближайшего валуна.

11

Внимательно прочитав записку, несколько раз подряд, Бошум тихо посмеялся, себе по нос.
- Да, это точно не мне. - Подумал Бошум и выкинул бумажку.
Нужно было отправляться дальше. Записка совершенно была непонятна молодому таурену, необходимо было выяснить у того выжившего старика, откуда он получил послание, иначе в этом, не разобраться до конца.
- Ну что Старильс, нам пора в Таурахо. Нас там наверняка уже заждались.
- Угу. - Пробубнил в ответ таурен, пережёвывая, свой последний блин с мясом. - Пошли.
Оба таурена быстро оседлали своих кодоев и отправились дальше на восток. Проехав немного в пустом молчании, Старнису стало скучновато.
- Бошум.
- Да.
- А записку ты прочитал? Ну ту которую тебе передали.
Бошум улыбнулся. - Прочитал.
- Ну и что? Тебе?
- Врядли.
Старнис с любопытством посмотрел на Бошума. - А что там?
- Ну в общем. - Бошум говорил улыбаясь. - Если-бы не первые два предложения и не подпись, то можно было-бы подумать, что это какое-то любовное письмо. Совершенно не понятно кому оно адресовано, и если оно всё-таки было-бы  аддресовано мне, то совершенно непонятно в какую сторону, даже идти. Там сказано мол, приходи, научу жить.
Старнис громыхнул со смеху. - Что так и написано?
- Ага. - отвечал смеявшийся Бошум. - А ещё счастье подарю и пирогами накормлю.
- А жену не обещали? - хохотал друг.
- Нет, только всеголишь подлинное счастье души.
Друзья ехали по дороге громко смеясь, и направляясь туда, откуда струился последний лучь, заходящего солнца.

Отредактировано Бошум (2009-10-29 01:56:46)

12

Ночью в Таурахо на кодоях, въехали два воина. Проехав в центр лагеря, воины осматривались в поисках знакомых лиц. Один таурен из отряда Бошума, сидел возле небольшой лачуги. Спешившись, Бошум подошёл к своему соратнику.
- Где разбили лагерь? - Спрашивал командир.
- Чуть дальше на восток, прямо на развилке.
- Отлично. Всё тихо?
- Здесь да. Была только еле заметна какая-то крупная птица в небе.
- И вы тоже видели? Чёрт, неужели это всадник? - вмешался в разговор Старильс.
- Где старик? Вы нашли лекаря? - Спрашивал Бошум.
- Да, он тут. - Воин кивнул головой в сторону лачуги у себя за спиной. - Лекарь сказал, что не в его силах вылечить старика. Когда лекарь его увидел, то просто развёл руками в недоумении. От такого не выживают, удивлённо говорил лекарь.
Бошум решил заглянуть в лачугу. - Может не спит? Пришлось низко наклониться, что-бы пройти в проём. Развернувшись боком, ибо наплечники не прошли бы в лачугу, таурен вошёл в проход.

Отредактировано Бошум (2009-10-29 01:59:32)

13

Спустившись на землю, Дьорн-таки понял, что же так заинтересовало его. Видимо, здесь была битва, судя по всему, тауренов и... эльфов.
- Точно эльфийская работа, - почесал бороду дворф. - А это значит тауренский жертвенный костёр. Интересно...
Немного осмотрев место сражения, он обнаружил - о ужас! - отрубленную пятку. Было видно, что она недавно принадлежала эльфу.
- Он ранен и не мог далеко уйти. В любом случае, ему нужна помощь, - произнёс Дьорн. - Ветер, ищи! - немного погодя, добавил он, и вместе с грифоном они стали осматривать окрестности в поисках раненого и его следов.

14

Бошум
Небольшая поправка: если бы старику перебили артерию, он бы умер по дороге; раз он выжил – значит, не умрёт и в будущем. Думаю, вам стоит найти лекаря получше))

Старый таурен лежал на спине, под верхнюю часть корпуса ему была подложена высокая подушка, набитая соломой. Он не открывал глаз, но по звукам понял, что к нему вошли:
- Кто здесь? – сипло и устало спросил он. – Вы доставили тело моего друга на Громовой Утёс? И когда туда попаду я? Мне надоело валяться, как бесполезный кусок мяса!
Впрочем, попыток встать старик не предпринимал, только ворчал довольно громко и показательно – чувствовалось, что боль его сильно мучила. Стрела из глаза была вынута, и теперь на голове таурена красовалась толстая матерчатая повязка, пропитанная какими-то настоями (по запаху опытный травник Бошум определил успокаивающие боль и обеззараживающие отвары), но она почти вся уже пропиталась кровью. Голова была повёрнута на повреждённую сторону.

Дьорн
Эльф проявился сам – буквально выпал из тени. Его нога была перетянута жгутом в области колена, и кровь перестала идти, но нога, кажется, опухала. Пятка была срублена, и место сруба было испачкано пылью.
Эльф подался к дворфу, что-то лопоча на дарнасском, и протянул ему рукоятью вперёд свой (а точнее той лучницы) кинжал.

15

- Что ты хочешь мне сказать? Я не понимаю... - сказал дворф в ответ на эльфийский лепет. - Вижу, тебе нужна помощь.
Немного подумав, он добавил:
- Мой грифон (кивнул на питомца) донесёт нас до Ясеня. - Дьорн вполне наглядно изобразил деревья Ясеневого Леса. - Садись. - он указал на птицу и стал ждать ответа.

16

Дьорн
Эльф непонимающе смотрел на то, как дворф изображал из себя не то древня, не то совуха, не то вообще самого себя в опьянении – и начал тихо отползать в противоположном направлении. Боль в ноге дала о себе знать, и эльф с каким-то непонятным ожесточением вспорол повязку жгута. Эльф ударил ногой оземь: кровь снова потекла из среза, смывая грязь и пыль, а отёк начал спадать. С тяжким вздохом эльф стащил сапог, постарался стянуть рану разрезанной повязкой, но длины не хватило – тогда он просто прижал тканью открытый срез и снова натянул обувь.
Взяв камушек с земли, эльф начертил на земле абрис Калимдора, на нём выделил Ясеневый лес и ткнул куда-то в северо-восточную часть. Подняв глаза, он вопросительно взглянул на дворфа.

17

Бошума обрадовало то, что у старика хватает сил ругаться и возмущаться.
- Здраствуйте. Извините, это я Бошум. - говорил почти шопотом таурен. - О теле вашего друга вы можете не беспокоится, мы проводили его душу к предкам по всем правилам Громового Утёса, так-что вам необязательно туда спешить. - тихо говорил Бошум, осматривая старика. - Вы лечитесь не торопитесь.
- Что такое? - послышался голос с другого края лачуги. На полу спал лекарь. - Больного нельзя беспокоить.
- я только спросить... - шепча сказал Бошум, стараясь показаться убедительным и совсем безвредным.
Лекарь подошёл к старику. - Выйди из лачуги парень ты мне мешаешь, здесь и без того тесно.
Возле больного стояло множество горшочков, наполненных целебными отварами. Лекарь достал из одного из горшочков, смоченный в отваре бинт и начал менять старую повязку, и обрабатывать рану.
Бошум смотрел с жалостью на старика, и на его рану.
- Ему можно помочь? - спрашивал воин.
- Это невероятный старик, он справляется. Но ему очень тяжело.
- Я разбираюсь в травах. Я-бы нашол кровопийку, она останавливает кровь.
Лекарь взглянул на Бошума с иронией.
- Очень мило. Но в этих краях не растёт кравопийка, парень. Давай паренёк шуруй, не мешай, завтра приходи. Сейчас, видишь некогда?
- Тоже мне умник. - Огромный таурен надулся, опустив голову. - Знаю я, что не растёт.- думал Бошум и вышел из лачуги, забыв про наплечники, и нечаянно порвал проход.

Отредактировано Бошум (2009-10-30 00:54:08)

18

Солнце выползало из-за горизонта, стесняя тьму и весь мир теней. Воздух Становился суше, и нагревался.
Стражники Таурахо, наблюдали за тем, как мировое светило медленно выползает, как-бы не желая совершать этот долгий путь, по огромному небу, до точки отдыха за горизонтом.
Тем кто стоит на месте, день кажется длинным.  Стражникам, что стоят целый день на посту, день кажется бесконечным, если к этому прибавить ожидание долгожданного отдыха, обеда, или возвращения домой завтра. Но тем кто занят, да ещё и не своим делом, время, кажется утекает сквозь пальцы, как-бы забирая с собой, всё то полезное что можно было сделать, и оставляя лишь, усталость и пустоту.
В ещё довольно сонном и тихом Таурахо, один молодой таурен хлопотал возле лачуги.
- Вот так, это выглядит. - прижимал к стенке лачуги заплатку, лекарь. - Вот, верх ровно по нижней части купола. И смотри чтоб швы были прямые! Сделаешь халтуру, будешь делать всё по новой. - Распоряжался рассерженый лекарь.
Бошум со вздохом принялся за работу. С силой, он еле протыкал заплатку, из выделанной в несколько слоёв, кожи, не смотря на то что, уж в чём - в чём, а в дополнительной силе, молодой таурен не нуждался.
- Как-же они это делают? - удивлялся таурен. - Сколько же нужно рук, и упорства!
Воину казалось, что ему досталась самая тупая иголка в мире. А ещё ему казалось что он никогда не справиться с этим.
- Что-бы швы были ровные. - дулся таурен. - Да здесь вообще все швы не ровные!
Бошум понимал, что если он не сосредоточится и не отдаст себя работе полностью, он наверняка провозится до вечера.
- Нет, всё-таки легче найти кровопийку в степях. - Взмолился в сердцах, про себя Бошум, когда солнце поднялось ещё, и напоминало о своей щедрости в этих землях.
Так молодой воин Бошум, всё утро провёл в Таурахо, старательно вертясь с иглой и шерстяной нитью, возле порванной, по своей не расторопности, лачуги.

19

Дьорн одобрительно кивнул эльфу и указал на грифона, намекая, что тот донесёт их обоих.

20

Дьорн,
Пост из одной строчки - это сильно. Ты не мог бы описать своё путешествие к Ясеневому, совершить полноценный переход из локации в локацию и, собственно, начать раскрывать своего героя мыслями и действиями? Я уверена, твой герой будет интересен в описании.

21

Когда Бошум понял, что придётся. Когда Бошум начал не отвлекаясь ни на что, просто делать то что должен. Без эмоций, не торопясь. Молодой воин вдруг обнаружил что уже полдень, когда закончил. Бошум так увлёкся, что даже не заметил как прошло столько времени. Когда-же начало получатся, стало деже интересно. Ну и когда он смотрел на свою добросовестно сделанную работу, то остался счастлив.
- Да, этот проход давно надо было подлатать. - Улыбнувшись, оценивая работу сказал лекарь.
Проход прошитый теперь в несколько слоёв кожи, не порвётся при каком-нибуть, случайном задавании наплечников.
- Чтож пора уже поесть, все собираются у центрального костра. Ты случаем не проголодался? - Спрашивал подобревший лекарь.
Бошум сел в середине лачуги. - Я отдохну немного. - сказал Бошум.
- Ну как знаешь, а я пойду к костру. - Лекарь - не дурак, прекрасно понимал, что Бошум совсем не устал. - Просто стесняется парень принять пищу, деревенского костра. Ну пусть бежит к себе в лагерь, к друзьям. - Думал лекарь.
Бошум взволновано уставился на больного старика, тот так и не просыпался.
Или просто лежит? - спрашивал себя Бошум. - Разбудить, или лучше не надо?
Бошум пододвинулся поближе к больному, всё никак не решался будить старика.
- ффффу. - Выдохнул таурен - Не буду же я тут целый день торчать и ждать, пока он проснётся.
И Бошум легонько толкнул лежавшего старика в плечо. - эй. - шопотом произнёс таурен. - эй дед, ты живой?.

22

Старый таурен тяжело и шумно выдохнул: было понятно, что его выдернули из очень глубокого сна. Он тут же сделал попытку встать, но боль вернула его в исходное положение, и он сквозь скрежещущие зубы процедил проклятие.
- А ты кто? – сипло спросил он, потянувшись к Бошуму и ухватив того за рог. – Когда меня доставят на Громовой? – стараясь подтянуть к себе гостя, тихо, но свирепо спросил таурен. – Клянусь нелепой смертью Каэна, я встану сам и уйду отсюда, когда лекарь только сделает шаг за порог! Да и даже так – вынесу этого лекаря, если понадобится, на своём плече, этого молодого бездаря, который даже стрелу достать не может, так что мне пришлось делать это самому! – кажется, у старого таурена многое накопилось за время пребывания наедине со своей болью, и теперь он высказывал всё подвернувшемуся под руку Бошуму.
Старик всё-таки сел, отталкивая рог посетителя, и от напряжения на повязке, вроде бы свежей и незапачканной, резко проступило мгновенно разрастающееся кровавое пятно.
- Ты когда-нибудь сам из себя стрелы вытаскивал, а, парень? – уныло спросил таурен, придерживая скулу под раненым глазом рукой. – Я не жалуюсь, я старый вояка, у меня такого опыта хоть отбавляй. Но если к этому бездарю попадёт молодой… - он, как смог, покачал головой.

23

Бошум уставился на старика, не зная как расценивать его действия.
- Это Бошум, я вчера к вам приходил, помните? Зачем вы так спешите в Громовой? - удивлялся воин. - Стрелу из глаз я не вытаскивал, надеюсь не придётся. Я по поводу записки. Кто вам её дал?
- Эх встретились-бы мы в Громовом Утёсе! - думал молодой воин, сидя на полу и смотрящий вопросительными глазами на старика. Я бы задал вопросы поинтереснее такому пожилому воину. Наверняка он бы нашёл чего рассказать поучительного и просто интересного.

24

Старик пропустил все слова Бошума, кроме последнего вопроса, мимо ушей: но было видно, что ему очень тяжело концентрировать внимание.
- А-а-а, Бошум… Ну да, записка… Мне предсказатель её дал… Пёс такой… То ли иглошкурый, будь они неладны, то ли ворген… То ли вообще какой-то гнолл… Для гнолла крупноват… Я на радостях к нему пристал, когда этот амулет мы приобрели… А он мне дал мой свиток и записку в придачу… Говорит, поторопить судьбу надо – а то всё развалится, и не будет, мол, ничего… Сказал, найди такого вот Бошума – говорит, без него им там тяжко будет… Я не понял ничего – но от меня не убудет, подумал, передать… Как-то так, парень, как-то так…
Таурен начал было заваливаться на бок, но вовремя подхватился, удерживая равновесие. Но потом он со сдавленным стоном опустился на свои подушки, схватившись за глаза, и замер, тяжело и шумно дыша.

25

Бошум сидел в тойже позе, и всё с тем-же вопросительным взглядом.
- Что за чушь. - думал воин. - Какая-то неведомая зверушка, со мной встречи захотела? С чего-бы это?
- Ну так где-же это, старик?! Где мне его искать-то? - Спросил Бошум вставая, расчитывая на то что старик ответит сразу, и и готовясь уже позвать лекоря.

26

- Ярмарка, балда, - почти прорычал от боли старик. - Новолунная. Лесная песнь.
Таурен замолк, держась за свой глаз.
Дыхание его становилось всё ровнее и спокойнее - видимо, пребывание в единой позе понемногу успокаивало боль.

27

Бошум не ожидал, такой скудной информации, старик так ничего толком ему и не сказал. Молодого воина раздражило такое стечение обстоятельств. Он поковырялся тут потеряв много времени, на старика было жалко смотреть и тот явно не хотел ни с кем разговаривать. Бошум не стал медлить. И даже не попращавшись со стариком, быстро пошёл искать лекаря. К счастью тот был виден сразу, там где столпились жители Таурахо, что-бы поесть, Бошум углядел лекаря.
- Там со стариком нехорошо. - подошёл к одному из обедавших Бошум.
Лекарь резко вскочил с места, и грозно уставился на Бошума. - Ты что умудрился его разбудить?
- Слушай, мне нужно было задать вопрос, и если-бы вчера ты не был-бы такой упёртый, как кодо в брачный сезон, я-бы тут не торчал пол дня.
Некоторых соседних обедающих, кажется позабавило сравнение лекаря с кодо, кто-то хмыкнул, кто-то посмеялся погромче. Оба таурена хмуро смотрели друг на друга. Лекарь понимал что грубить и спорить с воином, себе дороже. Лекарь подошёл к Бошуму.
- Слушай дозорный, шёл-бы ты уже по своим делам, от тебя мне одни проблемы.
- Отвези старика в Громовой Утёс. - не обращая внимания, на пустые слова лекаря, говорил Бошум. - Там мудрые друиды, они быстро поднимут такого крепкого воина на ноги, он должен вытерпеть дорогу, он очень силён, хоть и стар.
- Спасибо за совет. - пробубнил обиженный лекарь.
- уфф. - вздохнул Бошум. - Пусть как знает, он лекарь а не я, старик на его совести.

- Собрались уже? Отлично, выдвигаемся сейчас-же.
- Как кормят в деревне? - обратился кто-то из друзей, к Бошуму, когда тот уже собрался оседлать своего кодо.
Командир вспомнил, что довольно голоден, ведь не ел ничего со вчерашнего дня.
- Вы охотились сегодня? - тихо буркнул Бошум. Отряд громыхнул со смеху в ответ.
- Я же говорил. - Толкая локтем соратника, сказал Стралильс. - Что видел его настолько погружённым в пришивку кожанных квадратиков к лачуге, что он даже меня не заметил, когда я сказал что мы тут поджарили, долгонога. Он даже не отреагировал! - смеялся Старильс.
- Бошум, ты сказал им там спасибо, за хорошо проделанную тобой работу?
- Бошум отгадай, что тяжелее мечь или иголка?
- Бошум пора тебе устраиваться лекарем лачуг. - ухахатывались друзья.
Один из весёлой компании воин, развернул из тряпок, специально сохранённый для Бошума добротный и тёплый окорок долгонога. Кто-то достал откуда-то ломоть каравая.
Бошум был рад такой заботе друзей. Он прибывал в дружеской и весёлой атмосфере, и понемногу раздражение, от нехорошего утра, переобразовывалось в маленькое счастье.

Отряд двигался обычным темпом, и как всегда в приподнятом настроении, шумные дозорные ехали в Перекрёсток.
- хороша дорожка.
- и погодка, не хворает.
- приедем поздней ночью. - переговаривался отряд
- да привалимся на пол пути. - сказал командр. - Ну что Странгат? Запевай свою душевную, про землю матушку.
И затянули друзья в семь голос долгую балладу про войну и победу:
- Небывалые дожди пролились на наш покой;
Громыхнуло из дали, и увёл нас вождь с собой;
Гром гремел с родных границ, на войну он звал всех нас;
И покинув тёплый дом, мы отправились в тот час;
...

28

Ночью отряд, как и расчитывал, добрался до своей цели. Разбив лагерь рядом с Перекрёстком, воины расположились на ночлег. Утром Бошуму нужно было явится к главнокомандующему Перекрёстком сержанту, но на рассвете, когда солнце ещё только собиралось показаться, Бошума разбудили.
- Командир Бошум?! - услышал сквозь сон воин, резкое обращение в свою сторону. Бошум открыв глаза увидел орка в доспехах, того самого сержанта, которого теперь видимо не придётся искать.
- Да? - вставая вытянул таурен.
Сержант ткнул пальцем не оборачиваясь, себе за спину, указывая на группу не вооружённых орков без доспехов. - Надо доставить батраков.
- Куда? - поинтересовался Бошум
- В Ясень на лесоповал. Приказ Оргриммара.

Бошум раздул лагерные угли, подкинул дров, и сел возле костра задумавшись. И только после некоторого времени, к Бошуму вместе с солнцем пришло понимание, его как озарило, и воин почувствовал как его загривок слегка поднялся дыбом.
- Лесная песнь. - припомнил слова старика Бошум. - Чёрт, меня несёт туда, или сама судьба. И где я там буду искать эту ярмарку? Что я там забыл? Да не поеду я ни к какой, невиданной сумашедшей зверушке.

- Мы отправимся за границу? О это уже веселее. - коментировал новости командира Старильс.
- Отлично погуляем по лесу. - высказывался кто-то.
- Бошум, а разьве это наше дело? - спрашивал один из дозорных.
Бошум вздохнул. - Наше. Кто-же ещё будет сопровождать батраков, как не подвернувшийся под руку, отряд патрульных?
- Далёко ехать, а потом домой ещё. - взвешивая дорогу, говорил патрульный.
- А помоему это здорово. - высказался другой. - Славное получится путешествие. Вот вернёмся на обратном пути в Перекрёсток, ещё куда-нибуть, кого-нибуть проводим.
- Мдаа. - отреагировал командир. - Ну это уже если только нам от-весят серебро.
- А что этих бесплатно провожать? - удивился Старильс. - Бошум ты себя не уважаешь.
- Ладно я уточню этот вопрос. - улыбнулся в ответ Бошум.

Батракам не выдали кодоев. Дозорные выпросили у сержанта телегу, и посадив туда батраков, телегу привязали к одному из кодоев.
- Будем менять кодоев для перевозки, придётся делать больше привалов. Приказ Оргриммарский, денег дают прилично. По тридцать серебрянных монет дадут каждому, по возвращению в Перекрёсток. - говорил командир.
- Вот это другой разговор. - одобряюще кивнул Старильс другу.

Въехав в Ясеневый лес, Бошум похмурел. Внутри что-то волочилось, не давало покоя. Ощущение какого-то долга. Бошум догадывался с чем это связано.
- Эх, интересно всё-таки... Нет ну это-же бред! Явно что-то перепутали.. Или заглянуть? А как-же отряд? - В голове Бошума вертелись мысли, стремящиеся в разном направлении.
И вот пришло время возвращаться.
- Красиво здесь, таинственно и тихо так, но нет ничего прекрасней степей Мулгора. - Старильс подошёл к Бошуму. - Что-то не так?
- Стар. - Бошум осёкся. - Мне кажется, мне надо повидать ярмарку. - Бошум был не в себе, от неуверенности своих слов.
- Брось, Бошум. Ты всё с посланием своим окаянным ни как не разберёшся? Да мало-ли всяких Пушумов и Ошумов, старик мог перепутать да и сам подумай, кто тебя может знать в этих землях?
- Я думал Старнис. Всю дорогу думал, от Перекрёстка сюда. - Бошум тяжело вздохнул. - Не знаю, но... Я должен сходить.
- Дело твоё друг.
- Старнис, назначаю тебя главным отряда, возвращай ребят домой.
- Хорошо мы подождём тебя в Перекрёстке и вместе...
- Не стоит Старнис. Если это не серьёзно, я вас догоню, не ждите меня, я возьму билет на ветрокрыла до Громового Утёса, кодоя я оставлю вам.
- Ну что-ж ты свободный таурен, ты волен выбирать свой путь. - Старильс положил руку на плечё Бошуму. - Береги себя Бошум.

29

Отлично, Бошум, будем рады приветствовать тебя в игровой локации Ярмарки! Отметь здесь свой переход [--> Ясеневый лес, Лесная песнь], в теме Ярмарки отметь таким же образом, откуда ты пришёл. Учти, что там по времени уже глубокий вечер, почти что ночь. Не забудь, что на входе выдаются маски (читай первый, мастерский пост при описании Ярмарки). На самом мероприятии пока что пребывают Ириэль и Беренгар, Рулен и Эль'джан находятся вне локации.


Вы здесь » World of Warcraft » Калимдор » Степи