World of Warcraft

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Warcraft » Восточные королевства » "Тихая заводь" (Брилл)


"Тихая заводь" (Брилл)

Сообщений 31 страница 60 из 63

31

Эскелан по-прежнему сидел, склонившись над столом и перебирая свои камушки. Несмотря на то, что демон на полу не подавал признаков жизни - кому, как не ему было знать на что способны эти твари. И он очень надеялся, что среди круговорота осколков вряд ли кто-то заметил, как два камушка растворились. передав свою силу хозяину. Уже более уверенный, он, не поднимая глаз, спросил в почти тишине.
- Чьи гули? Уберите от греха подальше, господа, а то и порезаться могут о топор.
И уже громче:
- Да есть тут официант или нет? Если моего телохранителя не накормят, он может и разозлиться.
В уме Эскелан перебирал все доступные ему заклинания, уже почти кляня себя, что зашел в эту таверну. Раскаленная атмосфера, казалось, звенела от напряженных лиц и поз. Все явно чего-то выжидали - а ему не улыбалось оказаться в гуще битвы.

32

От кухонной двери, по краю-стеночке, прошествовал официант, тот самый, в прилежном костюме и бабочке. Он учтиво кивнул головой чернокнижнику и раскрыл пасть, что при его жизни должно было сложиться широкой улыбкой.
- "Тихая заводь" приветствует вас. На территории таверны такие опасные и большие гости, - он склонил голову в сторону демона, - имеют позволение находиться лишь при разумном и тихом своем поведении. Мы выступаем за соблюдение покоя и тишины. - слова в такой обстановке звучали бы нелепо, но спокойный, рассудительный голос официанта, чья роль теперь казалась куда больше, чем простой разносчик блюд, был очень убедителен в своей речи и интонации. - Устраивайтесь поудобнее и не ссорьтесь с гулями, все можно уладить мирно. - щелчок кости, и гули отступили от демона на пару шагов назад, выражая мордами от недоумения, до равнодушия. - Если вы намерены есть и пить, или снять комнату, вам необходимо дождаться разрешения возникших временных трудностей. Как только это произойдет, вы первым узнаете о возможности заказа блюд и комнаты. А пока, персонал настоятельно вас просит не устраивать шум и не делать резких движений, разворотов, шагов и агрессивных поступков, направленных на кого-либо из здесь присутствующих. Мы ценим ваше терпение и понимание. "Тихая заводь" желает вам приятного покоя.
Официант слащаво сложил костяные ладони.

33

После того, как Асмедея почувствовала бодрящий, но все-таки мерзкий запах какого-то алхимического зелья, она мигом открыла глаза, едва не завопив, увидив над собой две гнилые физиономии, причем одна из них сжимала в руках небольшую колбочку, наполненную странной зеленоватой жидкостью.
- Ооо - Едва слышно простонала девушка, медленно озираясь по сторонам. Она многое пропустила. Во всяком случае, ей так казалось, ибо чрезмерная брать и угрозы немного поутихли.
Самое инверсное - недавний инцидент с враждебными рыцарями смерти, как пить дать припишут Орфине или Маркусу... вот и служи после этого Сильване...
Немного придя в себя, нечестивая дама поняла, что в таверне между делом появилась одна загадочная личность.
Незнакомец был закутан в серый балахон с капюшоном, скрывающим лицо.
Кроме того, неподалеку, принимая на себя недобрые взгляды гулей топтался бывший служитель Кил'джайдена огромных размеров.
Чернокнижник... Это мне на руку.
Ощущая сильную слабость, "беспощадная" на четвереньках, будто собачонка, подползла к столу, где играл с камушками колдун, с трудом усевшись за стул напротив, тяжело дыша.
-Я извиняюсь, сэр.... вы не против моей компании?

Отредактировано Асмедея (2010-05-05 13:59:05)

34

- Прелестно, - пробурчал чернокнижник. - Прикажете теперь моему охраннику стоять тут голодным и глядеть на эту пищу? - он махнул рукой в сторону гулей. - У него уже давно слюнки текут при виде столь аппетитных кусков мяса.
Эскелан выпрямился на стуле, стараясь показаться выше, чем он есть.
- Странные однако порядки в этой таверне. Неужели охрана мешает притащить сюда кусок хорошего мяса, да сосуд вина. Всего-то навсего прихватить все это в одну руку и всем будет спокойнее. Нет, я не настаиваю на том, чтобы гостей обслуживали хоть как-то. Я не прошу, чтобы мне немедленно доставили пищу и напитки. Я не хочу, чтобы хозяин больше заботился о гостях, чем о тех, с кем может разобраться стража. Я вообще не прошу о чем-либо, кроме простого удовлетворения чувства голода моего слуги. Надеюсь, вам не следует разъяснять, что может сделать голодный демон. И, думаю, вам совершенно неизвестно, что приказывать сытому и голодному демону - две большие разницы.
Чернокнижник бросил на стол серебряный кругляшек, заплясавший с тихим звоном. Чуть слышно прищелкнул костьми пальцев. В ответ демон лениво обернулся и одарил официанта своей улыбкой, показав все те полугнилые зубы, которые имелись во рту.
- Обещаю вам, эта красная рожа будет вести себя очень тихо и мирно, если его глаза и челюсти будут заняты чем-то более приятным, чем рассматриванием бегающей вокруг пищи. НУ?!
Если бы мог, Эскелан и сам бы улыбнулся официанту, но открывать свое лицо у него пока не было желания. А улыбка в тени капюшона навряд ли могла произвести впечатление на кого-либо, Керкуну в этом отношении отличался куда более впечатляющим эффектом. Собственно говоря, вся эта патетичная речь была, наверное лишней, но любил колдун иногда показать свой характер. Особенно в отношении всевозможных слуг и продавцов. Да и не любил он, когда вот так, почти в наглую давали понять, что его как клиента не очень-то уважают. Эти дурацкие правила - не обнажать оружие и не приводить охрану в таверны всегда его раздражали. В немалой степени из-за собственной слабости. Эскелан прекрасно знал, что без Керкуну он почти ничто, и любая битва с обученным воином будет для него проигрышной. Потому и раздражался и наглел, когда ему указывали на то, что он должен держать своего демона на коротком поводке.

-Я извиняюсь, сэр.... вы не против моей компании?
Эскелан импульсивно отшатнулся, левой рукой сгребая осколки, которые инстинктивно по-прежнему перекатывал по столешнице. Черт еще и эту притащила неладная. Уняв первую невольную дрожь, колун усмехнулся про себя - на самом-то деле Керкуну был весьма тупым созданием, иначе его просто не удалось бы подчинить на столь долгий срок, надеяться на него в долгой перспективе не было возможности. Демонесса была куда более лакомым кусочком в этом отношении. Но с другой стороны, не из-за нее ли тут появилась охрана. А, ладно, где наша не пропадала. два демона лучше, чем один. Пальцы, разжались, выпуская камни душ. осколков оставалось совсем немного и ему не хотелось тратить их по пустякам, так что он всерьез наеялся, что удастся наконец накормить Керкуну да утолить свой легкий голод и свалить отсюда без каких-либо последствий.
- Присаживайтесь, чего уж там.
Почему-то вдруг подумалось, что демонесса все же дама.
- Так где мое вино и мясо?
Несмотря ни на что пальцы продолжали подрагивать от внутреннего напряжения, Эскелан старался выглядеть спокойным, удерживая дрожь в голосе. Он уже ощущал знакомый зуд магического потока, щекочущего где-то в паху. Все будет нормально. Все хорошо.

35

- О благодарю, вы так любезны... Мое имя — Асмедея  «Беспощадная».
Представившись своим полным именем, девушка прямо таки просияла радостью, только, разумеется не из-за проявления вежливость незнакомца. Причины ее веселья были куда более тонкими и изощренными.
Чтобы дельно проводить время в Азероте, нашему брату требуется провожатый... то бишь чернокнижник.
Она жадно впилась глазами в нового собеседника, оценивая все его достоинства. Обладая чутьем на магию, шестирукая дама прекрасно понимала - этот тип довольно силен, учитывая, что красная громадина без претензий выплясывала кренделя под его дудку.
Он мне подходит. Кроме того, из него непременно можно будет извлечь прок. Потребуется лишь капелька притворства и лицемерия. Пускай пока думает, мол чудесным способом подчинил меня своей воле.
Меж тем колдун бушевал, требуя от нерасторопной прислуги еду и питье.
Спектакль начинается!
Тотрезимка привстала, все еще пошатываясь проследовав к столику, за которым сидела недавно, взяв от туда блюдо с кишками плавающими в крови, прихватив так же стаканчик вина, вновь отправившись к своему будущему "хозяину", поставив яства пред ним.
Удачно я заказала сытный обед, перед тем как в обморок рухнуть. Больше никогда не буду даже пробовать спасать смертных. Нет, ну ей богу, от этого только хуже становится.
Вот, угощайтесь. Ато официанты в этой таверне такие медлительные.

Отредактировано Асмедея (2010-05-06 15:17:31)

36

- Я взываю к вашему благоразумию, - ехидно проворковал официант, разведя руками. - Вы совершаете ошибку, намекая на съедобность здешних стражников, и... ох, непозволительное слово для наших верных, не знающих страха, слуг, вурдалаков. Видите ли, все они являются представителями стражи города Брилл, находящегося в распоряжении и служении королевы-банши Сильва-аны Ветрокрылой. Если ваш демон нуждается в подпитке, рекомендую отозвать его на его астральный план, дабы не случилось непредвиденного. - говорил он медленно, умиротворенно и негромко, без толики угрозы.
На каждое движение, будь то шаги Асмедеи или разговоры, гули все больше нервничали, это было видно по тому, как резко и часто они стали вертеть головами и переминаться с ноги на ногу. Безжизненно-замершие стражи ее величества, по-прежнему отличались выправкой и стойкостью, не изменяя своих поз, их глаза не двигались, ни что не выдавало в них полную боевую готовность.
- Я понимаю, вам не терпится отведать наших блюд, но кухня сейчас недоступна. Любое неразумное поведение может навлечь еще большие неприятности и недоразумения в здании "Тихой заводи", что недопустимо. И как я пояснил ранее, - начал официант, - на территории таверны такие опасные и большие гости имеют позволение находиться лишь при разумном и тихом своем поведении. Мы выступаем за соблюдение покоя и тишины. Если вы намерены есть и пить, или снять комнату, вам необходимо дождаться разрешения возникших временных трудностей. Как только это произойдет, вы первым узнаете о возможности заказа блюд и комнаты. А пока, персонал настоятельно вас просит не устраивать шум и не делать резких движений, разворотов, шагов и агрессивных поступков, направленных на кого-либо из здесь присутствующих. Мы ценим ваше терпение и понимание. "Тихая заводь желает вам приятного покоя. - повторил официант, будто не имея собственного разума. Официант не сдвинулся с места.
- Вы так же, имеете возможность подняться в верхние комнаты, если вам не терпится. - внезапно воскликнул официант, все тем же смиренным, но находчивым, несколько шипящим голосом, пытаясь уладить столь необычную ситуацию. - Однако и в этом случае, вам необходимо обойтись без резких, вызывающих движений и намерений, - его тон был услужлив и выдавал нежелание навлечь каких-либо проблем.
Между тем, в таверне стало бы душно от такого количества находящихся в ней посетителей, если бы конечно все они умели дышать. Затхлый запах постепенно начал наполнять таверну, сменяя кислород. Гниль отвратно разъедала весь поступающий воздух. Стража, рыцарь смерти, вурдалаки, и наконец демоны, та еще публика.

37

Для рыцаря смерти ситуация была не лучшей. Он всем с особой радостью желал... смерти в муках и страданиях. Ещё один гнилой кусок мясо зашел в таверну, по сия видимому чернокнижник. Нет точно чернокнижник или тут каждый ходит с ручным тугодумным демоном? Демонесса так же потянулась к нему, как пчела к мёду. Вот проклятье! Да кто они такие? Кто они, что бы приказывать, тем благодаря кому они живы?
О нет нет нет... если они не будут играть по его правилам то они не будут играть вообще. Руны на клинке окончательно потухли, Маркус же аккуратно снял латную рукавицу.
Убей... убей... убей... УБЕЙ ИХ ВСЕХ!- злой шепот настырно кричал в его голове. Нет, это был не голос его повелителя, это были его собственные мысли. Та злая высокомерность, что появилась после ухода с сия верного служение королю - личу. Сейчас тот рыцарь смерти ненавидел всех... даже того глупо смотрящего на него гуля... или он не на него смотрит? Неважно... ему нужно было лишь выбрать момент... спокойный момент... и нанести удар в спину и тем и другим. По лицу рыцаря смерти промелькнула коварная улыбка. Прикрывая оголенную руку, из неё вырвался подобно змею поток нечестивой энергии, и он медленно пополз к Ассеку...

38

- Благодарствую, шестирукая. - Эскелан придвинул миску. - Керк!
Демон обернулся на крик, удовлетворенно крякнул когда увидел миску. Отпустив топор, ухватил еду и принялся зачерпывать ладонью варево, отправляя его в широкую пасть и слизывая языком остатки, размазавшиеся по губам.
Эскелан снова склонился над столом, пропуская сквозь пальцы осколки. На официанта он больше не смотрел - бедняга явно либо был не в своем уме и просто кому-то подчинялся, либо провоцировал непонятно на что. Но пищи не оставалось совсем, а питаться наскоро поджаренным мясом уже поднадоело. Оставалось лишь ждать. Ждать, несмотря на неприятную ситуацию. Можно было, конечно, уйти в другую таверну. Уйти с гордым и обиженным видом, но там могло быть ничуть не лучше. Эскелан быстренько накрыл сребрянник, брошенный ранее на стол, рассудив, что незачем выдавать официанту посулы, если он не обращает на них внимания, отправил деньгу обратно в кошель. Вынув из сумки мешок, обычно служащий для хранения пищи, кинул его официанту.
- Ладно, набей это едой на неделю пути, когда освободишься. Потом притащишь, отдашь.
Отбрив официанта, он снова принялся оглядываться вокруг. Вынул последнюю свою заначку - маленький пузырек портвейна, с сожалением вытащил пробку - пойла оставалось глотка на два, не больше. Стража по-прежнему раздражала, но все, что мог, он уже предпринял, даже при самом худшем развитии событий пока он ничего сделать не мог. Исподтишка принялся рассматривать демонессу - не столь часто увидишь демона, свободно путешествующего по Азероту. Осторожно попытался прощупать основные нервные сети, прикидывая, удастся ли захватить или нейтрализовать ее в случае чего.
- Ну, давай, выкладывай, Асматея, или как там тебя, - у него всегда была плохая память на имена. А в том, что демонессе что-то потребуется, он не сомневался, не первый год общался с этими тварями. Они обычно даже в задницу оторвать не в силах от насиженного места. Только по приказу или ради собственной выгоды. Хотя в любой семье не без урода.

Отредактировано Эскелан (2010-05-09 18:36:33)

39

Чернокнижник, громким возгласом подозвал своего слугу к столу, и тот стал жадно поедать предоставленную провизию. Девушка с отвращением взглянула на некого "Керка".
Подумать только, до чего может докатиться гордый служитель легиона, брошенный на произвол судьбы среди наших извечных врагов... а ведь я тоже... отрезана от основной армии Кил'джайдена. Обо мне кажется позабыли. Придется им всем напомнить.
Демонов можно сравнить с чугунными пушечными ядрами, выпущенными из гномьей мортиры...они со скоростью проносятся через жизнь, в итоге, непроизвольно взрываясь, оставляя от себя лишь глубокую дымящуюся воронку, которая, вполне вероятно будет долго напоминать о временах войны принесенной ими же.
Асмедея не желала подобной судьбы.
Честно говоря, все эти завоевания ей жутко надоели, к тому ж, работенка то опасная. Живучий Моннорох пал при исполнении подобной миссии... куда уж там хрупкой тотрезимке. Беспощадная хотела лишь... да многого девица хотела. Вот хотя бы, душу этого закутанного в балахон волшебника.
Ч-чего выкладывать?
Неужто он мысли читать умеет? Все равно, ему меня не провести. Однозначно - играть будем по моим условиям.
Вообще, что мы все обо мне... давайте о вас поговорим. Что такой могущественный колдун забыл в подобной дыре? мм?

Отредактировано Асмедея (2010-05-06 23:45:58)

40

Ассек коротко кивнул словам слуги баньши и, отпустив меч, тут же вынул кинжал. Меч с глухим грохотом упал на дощатый пол, переливаясь таинственными мертвенными рунами и источая жутковатый, потусторонний холод. Рыцарь смерти ухватил Артура за ворот кирасы и не без усилия поднял на ноги, коротко взглянув тому в глаза:
- Будешь жить, человек. Если это – жизнь.
Он поморщился, и были в этой гримасе и оттенок ядовитой иронии, и улыбка отчаянья, и отвращение без какой-то конкретики, и просто усталость – бесконечная, обречённая усталость. Тяжёлой поступью он двинулся к выходу, держа кинжал наготове.
Элирий усмехнулся, глядя на рыцаря, а сам так и косился на сидящего за столом чернокнижника, к которому уже пристроилась демон Сильваны. Стражи смерти с недовольными минами расступились, и тихо переговаривались между собой, выражая недоумение по поводу происходящего.
И тут Ассек вскинул руку в сторону Маркуса, прошипев:
- Тварь Могрейна, стой же…
Его руку и кинжал в ней обволокло лазурное свечение, и тут очнулся от заторможенного состояния увлёкшийся Элирий:
- Мать честная, что ты…
Сабли вышли из ножен столь же ладно, как и всегда: пираты бывшими не бывают! Рыцари уже стояли достаточно близко друг от друга, чтобы клинки с балансом на лезвии легко дотянулись и срезали кисти обоим воинам в чёрных доспехах – тем более что оба были без перчаток…
Повисла напряжённая, нет, скорее недоумённая тишина, и глаза стражей округлились до состояния монеток приличного диаметра: кажется, растерялись даже они…
- Матерь каракатицы… - пролепетал Элирий, забывший даже убрать сабли.
Зато заклинания были прерваны, и теперь их остатки растекались по полу незримыми пятнами осквернённой магической силы.
Ассек рванул прочь из таверны, не забывая, впрочем, тащить за собой Артура за тот самый ворот кирасы. Правая кисть, в которой он и держал кинжал, теперь отсутствовала – но то ли ему не пришло в голову, что человек может что-то предпринять, то ли был какой-то ещё план, то ли рыцарь вообще перестал думать о чём бы то ни было, кроме единственной цели: завершить сделку. Любой ценой.

41

- Итить твою, - крякнул Эскелан, глядя на круговорот клинков. На мгновение она даже позабыл о сидящей рядом демонессе, нерасторопном официанте. Возникло чувство, что находится он в эпицентре битвы где-то в спорных территориях и уже пора удирать куда подальше. Руки даже инстинктивно вскинулись вверх, мысли понеслись круговоротом, подбирая наиболее подходящее для отвлечения внимания заклинание. Последним усилием воли Эскелан заставил себя успокоиться - все же находился он на территории отрекшихся и хотя формально считался подданным Сильваны, не было у него никакого желания сталкиваться с ее стражами и правосудием.
Из дрожащих пальцев выпали камешки, о которых он совсем позабыл, опустошенная уже фляжка с глухим стуком свалилась на пол.
Старею, что ли? - усмехнулся про себя колдун. Керкуну недовольно зарычал, почувствовав раздражение господина, но топор по-прежнему остался валяться на полу, Лишь пальцы сжались в кулаки. Бедняжка, не пора ли его сменить? А то совсем уже тупеет на глазах. В прежние времена уже давно был бы на ногах и наготове.
Эскелан снова огляделся вокруг - собственно все происходящее его не касалось, но жгучее всегдашнее любопытство уже не позволяло просто встать и уйти. Даже по меркам вечно бурлящего и злокозненного общества отрекшихся бойня на виду у стражи в общественном месте - нечто из ряда вон выходящее и требующее серьезных оснований. Не зная на что решиться, Эскелан откинулся на спинку сиденья. Взгляд снова упал на сидящую рядом демонессу. На мгновение возникло жгучее желание отпустить Керкуну и привлечь на свою сторону эту красотку, но ритуал был бы уж слишком сложным - не любил он закабалять конкретных демонов, предпочитал тех, кто откликнется на зов сам. Захватить разум на короткое время - с удовольствием, а брать постоянный контроль - геморройно это, да и не всегда было выгодным. А потом пришла небольшая мыслишка.
- Да что тут происходит, в конце концов? - пробурчал колдун чуть слышно, чтобы лишь демонесса смогла разобрать. - Хоть бы кто-нибудь объяснил, какого черта творится в этой таверне.

Отредактировано Эскелан (2010-05-09 19:25:19)

42

Вокруг все еще вертелся круговорот событий... опять какие-то драки, беглецы, заложники, и конца-края этому не видно.
Совсем недавно, Асмедея сама была не прочь поучаствовать в подобном беспределе, ведь ей как никак платили за это.
Но, теперь, на кой черт нужно бессмысленно рисковать своей жизнью за скромное армейское жалование, когда рядом восседал чернокнижник, который, насколько она поняла - платит за своих миньонов серебром. 
Разумеется, сей фактор не является единственной причиной, побуждающей тотрезимку "использовать" его в своих целях.
Прежде всего, он был полезен в качестве напарника.
Ведь в одиночку, демонессе низачто не добраться до темного портала, а тем более - пройти через него, минуя разрастающиеся с каждым днем укрепления смертных,  объединиться таки с силами правящего лорда Каззака...
Да тут ничего особенного... просто, несколько служителей плети устроили здесь бедлам. Смею так же заметить - вы, сударь проигнорировали мой вопрос, да и имя свое кажется, называть не спешите. Неужели боитесь?...
Может, вам будет комфортнее продолжать беседу в должном направлении, если я приму другой облик? Стоит только попросить.

Девушка "пропустила мимо ушей"  странное поведение колдуна... ведь его вопрос предназначался непосредственно для нее...

Отредактировано Асмедея (2010-05-09 22:48:17)

43

Сообщать свое имя демону? Слушай, девица, ты, кажется, меня с кем-то путаешь. - Эскелан аж рот раскрыл от наглости демонессы. - Не знаю как там тебя, Асмедея, Асматея, или еще как, благодарствую, конечно, за вашу порцию, но как прикажете расценивать ВАШ интерес? Чего-то я не слыхал раньше, чтобы демоны, пусть даже и в прекрасном обличии, сами набивались в рабыни. Хотя, если уж вам так невмоготу...
Колдун усмехнулся. Нет, определенно стоило сменить спутника. Демон, сам набивающийся в напарники - это что-то новенькое, да еще и поэффектнее суккубы, которую закабаляли в стандартной процедуре. Хотя и демон, свободно(?) разгуливающий по Тирисфалю - то еще событие. Либо Сильвана завела шашни с Легионом, либо Вариматас заимел бОльшую власть в Подгороде, либо нетризимке действительно было что скрывать.

44

Таверну сотряс звонкий, мелодичный смех тотрезимки.
Ну же, кудесник, назовись, не стесняйся... Сказала она, протянув одну из правых рук к бокалу с вином, пару раз глотнув хмельной напиток.
К тому же, это ты видимо многое путаешь, раз решил, что бывшая помощница самого Архимонда, будет набиваться к тебе в рабыни. НО...
Девушка хитро улыбнулась, от скуки, со скрипом проведя острыми когтями по покрытию стола, оставив там едва видимые отметины.
Видишь ли, одной мне в Азероте приходится нелегко. А тебе, как я погляжу, срочно стоит сменить спутника. Намек понял?
Беспощадная стала разговаривать с незнакомцем на чистоту, ибо скрывать свои намерения было уже бессмысленно, впрочем, с другой стороны, полностью раскрывать чернокнижнику все карты было не нужно.

Отредактировано Асмедея (2010-05-10 00:12:34)

45

От такой странной обстановки рыцарю смерти стало не по себе. В первых опять этот Эллирий мешается под ногами, ещё эта скверно-демоническая троица. А всё-таки он знал, нет никого коварнее рыцаря смерти... разве что ещё одного рыцаря смерти. С другой стороны он выкинул свой клинок, видно он и вовсе дурак если его не учили. Рыцарь смерти... ничто без своего клинка... он его продолжение...- прозвучала ледяным голосом фраза в голове эльфа. Промелькнув взглядом на этих пятна нечестивой силы, увидев своё темное отражение, его гримаса скривилась. Играть против того кем являешься ты это бессмысленно. Взглянув на стражей смерти, он вынул из ножен свой клинок и тот засиял кровавыми рунами. Рыцарь смерти резко рванул из таверны, ожидая услышать за собой лязг мечей и брань отрекшихся...

Отредактировано Маркус (2010-05-12 09:06:32)

46

Официант молча разинул рот, то ли от любопытства, то ли от безмолвного осуждения в глупости, но скорее от нетерпения лицезреть, наконец, прегадкую сцену (он то знал, чем кончаются такие игры со стражами). И это в таверне, где гости так скудны на представления, что порой приходилось самого себя развлекать наблюдениями за резвящимися в банке насекомыми, которые часто подавались живьем. Его полуопустевшие глазницы вперились в Маркуса, которому оставались считанные секунды, или даже их доли. Попытка к бегству прервалась столь же внезапно, как возникла. Безмолвная каменная статуя его стража явила движения, единые в своем исполнении, он подался назад, а следом, рывком вперед. Страж казался столь же легким, как те танцоры, что летают перед зрителем в своих причудливых тапочках, не выдавая и намека на усталость и тяжесть своих стоп. Его движение было стремительным. Ожидаемый лязг прозвенел совсем близко, но не успел стать осознанной угрозой. Меч настиг Маркуса в шаге от залы, вонзился ему прямо в шею со спины, над самым краем доспехов, и, пройдя насквозь, так и остался в нем. Открытая дверь, как ей и следовало, не подала звука, а меч, выглядывавший из-за нее рукоятью, теперь напоминал дротик, коим делают пометки на настенной карте, удерживая собой, приставленного к стене слугу Могрейна. Жив ли он - а жив ли был все это время? Как знать. Страж замер, сложив руки перед собой, будто бы упираясь мечом в пол, его кисти все еще держали в себе память рукояти, накрепко сжимая воздух.
Официант расслабленно щелкнул костяшками на руках, сжимая те в кулаки. Сделав пару шагов вперед, он извернулся, наклонился на бок, дабы полностью насладиться этой отвратительной картиной. А после издал ненормальное: - Ы-ы-ы. - и его челюсть замерла в этом положении.

Артур не сопротивлялся и был податлив, от чего тащить его было совсем легко. Он даже ничему не удивлялся, хоть и ничего подобного в его малой биографии никогда не происходило. А Тайрон тем временем нервно постукивал по металлу доспехов, скрестив руки на груди. Завидев Ассека, он расставил ноги, и громогласно крикнул:

- Дальше самих ворот я отпущу его. Тогда - ты отпустишь Артура. Как только ты сделаешь это, и Артур будет в безопасности, к твоему другу отпустят коня. Не бойся, конь пойдет без сопровождения.

Следом прозвучал свист, стремящийся подозвать стражей из таверны.

47

Констатирую: персонаж Маркус мёртв и выведен из игры (игрок был заранее оповещён о возможных последствиях).

Мастерский пост будет выложен завтра ближе к вечеру.

48

Рыцарь в черных доспехах рванулся к дверям, обнажив оружие. Краем глаза Эскелан заметил, как кто-то рывком подался вслед за ним. В воздухе запахло смертью - смертью окончательной и колдун неосознанно вскинул пальцы в магическом жесте. Чуть слышно тенькнул колокольчик и Эскелан бережно опустил в кошель маленький сиреневый камушек. Зачем зря терять добро - даже столь мрачные остатки души смогут еще послужить кому-то. Эскелан ухмыльнулся в тени своего капюшона. Почему-то показалось, что о нем совершенно забыли. Впрочем, он никуда не спешил и посидеть в теплом темном местечке да еще совершенно бесплатно было не в пример лучше, чем торчать на улице, ожидая схватить простуду от внезапного дождя (хотя кто знает, может ли отрекшийся заболеть простудой, по голосу еще никто и никогда не мог определить этого, а врачи не рисковали прослушивать сердце в открытой грудной клетке).
- Значит, говоришь в спутники набиваешься? - обернулся он к нетрезимке. - Предпочитаешь провести ритуал или заплатишь чем?. Эскелан чуть сдвинул капюшон и улыбнулся демонессе безгубыми челюстаями.

49

Незнакомец кажется купился на уловку, предложив девушке сомнительное право выбора.
Демонесса слегка хихикнула, выкладывая на стол шесть совершенно одинаковых мечей, складывая их в «кучку», стараясь занять своей поклажей как можно меньше места. Это оружие явно ковалось в кузницах легиона, причем довольно давно.
Смертный, мне очень приятно, что твое сознание измыслило способ обойтись без обыденного ритуала, пренебрегая захватом моего разума... стало быть, ты доверяешь демонам. Вот только... боюсь, платить мне не чем.
Денег у Асмедеи и правда небыло.
Конечно, существовал еще один изощренный "способ оплаты", но тотрезимка считала его очень оскорбительным по отношению к своей персоне... ведь она все-таки далеко не суккуб, а падать до уровня низшей нечисти - просто позор. Во всяком случае, поступать так, в данный момент было необязательно.
Следуя из этого - провернем задуманное с помощью твоих колдовских штучек...

Отредактировано Асмедея (2010-05-13 22:08:03)

50

Ассек только слышал, что происходило за его спиной – но не оборачивался. Он знал одно: его не преследует больше его враг, он сам всё ещё способен мыслить и передвигаться, а значит, баньши действительно держит своё обещание. Рывками таща человека за собой, рыцарь прошёл ещё какое-то расстояние, прежде чем остановился и оглянулся.
Стражи смерти выходили из таверны, и на лицах их было то выражение, что щи бы скисли, увидав подобное. Они как будто слали Орфине немой укор: «Мы можем прикончить его прямо сейчас, и он вряд ли что-то успеет сделать твоему человеку – зачем все эти церемонии?»
Элирий же перед тем, как выйти, насадил отрубленные конечности на концы сабель и склонился перед Эскеланом и Асмедеей в глубоком поклоне:
- Ребята, я надеюсь скоро к вам присоединиться. Кстати, Асми, ты, вроде как, участник поимки, верно? К Ветрокрылой потом вместе пойдём!
Затем он, подмигнув демону, скользнул прочь из таверны, чтобы успеть застать картину обмена, и сабли его были перекинуты через плечи режущей кромкой, соответственно, вверх, и насаженные на них руки были схожи с узелками, какие берут с собой в поход, нанизывая их на посох, монахи.
К тому моменту Ассек уже отвечал Орфине:
- Вот я, вот твой человек. Отпускай Тая!

51

Эскелан смотрел, как таверна очищалась. Стража, а вслед за ними и другие участники конфликта, выползали на улицу. Что там происходило, его не интересовало вовсе - пора было заняться своими делами, то есть набить брюхо и мешок едой и подумать. что делать дальше. Увы, похоже, трактирщица тоже была на улице, так что ждать предстояло еще некоторое время. От хорошего настроения (еще бы, отвязаться от назревающей потасовки и получить еще один осколок в коллекцию - а камушки ох как трудно было добывать на нейтральной территории) вдруг захотелось немного пошутить. Тем более, что было над кем...
- Так, значит, предстоит долгий путь к Ветрокрылой? Что ж, думаю, это обойдется достаточно дешево - зачем тратить драгоценные силы на магию. Пара поцелуев на ночь - и я готов сопровождать вас до самого трона.
Эскелан хмыкнул, и обхватив свой посох, аккуратно уложил его поверх мечей демонессы на столе. Другая рука одновременно вскинулась в легком взмахе, послышался чуть слышное шипение и Керкуну поднялся на ноги, утирая окровавленный рот. Подхватив свой топор, демон водрузил его поперек посоха, придавил своей широкой ладонью всю кучку ко столу. Эскелан откинулся на спинку кресла и сцепив пальцы, принялся рассматривать почти опустевшую таверну...

Отредактировано Эскелан (2010-05-18 22:48:16)

52

Возможно, такая гипотеза очень противоречива, но, чудеса иногда случаются.
Отрекшийся,  вломившийся в "Тихую заводь" вместе со стражами смерти, сообщил беспощадной, мол она каким то макаром причастна к расправе над вражескими рыцарями-диверсантами.
За это щедрая Сильвана всенепременно сверкнет золотой монеткой.
Ну а если так, то надобность в чернокнижнике снизилась ровно на четверть, но отнюдь не испарилась, как утренняя роса во время жаркого летнего денька.
Вижу, у тебя есть чувство юмора... люблю мужчин, которые меня веселят. Хихикнула демонесса, продолжая беседу.
Так уж вышло, дружок, что я до сих пор не твоя протеже. Вот когда стану ей, тогда, быть может поговорим о поцелуях. Впрочем, не обольщайся.
Тотрезимка решила поставить колдуну парочку условий.
Ты правельно сказал, подметив скорый поход к королеве баньши.
Эм... представишься моим хозяином.... ах да, скажешь заодно — Асмедея больше не служит владычице Подгорода.
Осмыслив ситуацию, если повезет, она отдаст тебе мою награду... думаю, за «плату» сойдет. А чтобы наша маленькая ложь выглядела правдоподобно, следует преобразовать ее в правду. Начинай ритуал прямо сейчас, коли воистину желаешь заручиться моей помощью...

Отредактировано Асмедея (2010-05-18 20:10:29)

53

Потом она скажет ему. Что ждала и тосковала. Расскажет, что все еще помнит, как радостно кричали птицы в день их знакомства. Как теплый, искрящийся дождь проливался на сплетённые белые прутья беседки, где их сочетал браком жрец в сияющем венце. Потом она все ему скажет, после. Хоть он и слышал это столько же раз, сколько сходил с ума от ее заунывного воя и ночного пения. Плача по супругу, который был человеком, пшеничного цвета волос. Который был столь же красив и молод. Имя которому было - Артур.

Остальные не понимали ее пристрастия, считали его извращенной формой утраченного вожделения. Косо, а иногда жестоко, смотрели, особенно на него. Орфина кидала на них довольные взгляды: "Завидуют". Но банши для них значила больше, чем предрассудки и осуждения, значила больше, чем хозяйки таверны обычно значат для города. Под ее крылом тихо спали павшие воины, защитники. И она заботливо ютила их. А когда приходил час волнения, ее зов пробуждал их от бесцветного сна. За это ей были благодарны, за это ей прощали многое.
Но они не понимали. А Орфина ценила. Ценила ритмичный бой, биение сердца, единственное на все огромное, безжизненное поле. Ценила этот хрупкий росток, который злые ветра беспощадно гнули к земле. Ценила и оберегала. И не отпустила бы. Ни за что. Даже если он бы сам того захотел, даже если это одно могло его спасти. Он был единственным биением сердца на всех. Ценности в понятиях банши представление куда более субъективное и непонятное, чем у смертных.

Как и многие неживцы, данное слово банши чтила законом. Хотя куда более гибким законом, чем для призраков. - Тай, какое дурацкое имя, - подумала Орфина, расставляя увесистые ноги и руки. Тайрон шел медленно, тяжело, шагом печатая следы латных сапог на сухой, испещренной шрамами земле. Он миновал ворота и остановился, спиной. Внезапно сгорбился, будто его тянет упасть, обрушился на колени. По песку хлестнула блеклая тень, просвеченная туманным светом.
- Иди, конь догонит тебя. - прозвучало позади Тайрона уверенным холодом отдаляющегося голоса. Она уплывала, не отпуская его взглядом.
Очертания и формы стали яснее, когда Орфина приблизилась к Ассеку. Между ними было не более двадцати метров. Банши развернулась и устремила сияющий холодным, бесстрастным огнем взгляд.
- Подведите коня на середину. - распорядилась она. 
- А теперь, твоя очередь... отпускать. Когда ты отпустишь Артура, коня ударят по крупу.
Вокруг повисла тишина. Не та, что была привычной Бриллу. А выжидающая, предвкушающая, захлебывающаяся азартом тишина.

54

Ассек напряжённо смотрел на Тайрона.
Тот медленно распрямился, потом неожиданно резко сорвал с себя шлем, оглянулся.
Узкие губы Ассека изогнулись в улыбке, показались тускло сверкнувшие зубы.
Тайрон мотнул головой, воззрился на своего коня, чьи поводья всё ещё находились в чужих руках.
- Неси весть, брат! – гаркнул Ассек и оттолкнул от себя Артура.
Оттолкнул небрежно, как ненужную, использованную вещь. Даже не взглянул на человека. Он смотрел на баньши, ожидая… впрочем, для него всё уже было решено, свершено, он был уверен, что певунья сдержит слово до конца, и обречённость в глазах рыцаря блестела мертвенным блеском победы.
Тайрон опустил голову. Одной рукой сгрёб волосы, бесцельно уставился себе под ноги. Затем осторожно поправил ремень щита и проверил рукоять верного меча.
Элирий вдруг стал очень серьёзен. Стряхнув кисти со своих сабель, ловким движением вернул их в ножны, не спуская глаз с картины. Впрочем, вниманием его на какой-то момент всецело завладели Орфина и Артур, особенно она – и именно на неё поглядывал отрёкшийся, бесшумно оказавшийся рядом с человеком, чтобы подхватить того под локоть и отгородить собой от Ассека.
Рыцарь смотрел только на баньши и молчал. Улыбка не покидала его уст. Из отсечённой руки наконец сорвался сгусток тёмной густой крови, но владелец не обратил на это внимания.
Стражи, скрестившие руки на груди, выказывали явный интерес и – нетерпение. Но волновала их, безусловно, вовсе не жизнь «игрушки трактирщицы»: им не терпелось допросить чужака, за которым довольно долго велась охота, и только теперь они смогут наконец утолить голод допросом.
В тишине струна ожидания натянулась до предела, и можно было слышать, как бьётся сердце единственного живого существа среди деревни мертвецов.

55

И все же он был прав. Что-то неладное было в этой нетрезимке. То ли она была слишком глупа, то ли слишком умна. Эскелан из-под надвинутого капюшона рассматривал демонессу, пытаясь угадать что у нее на уме. За много лет практики он видел немало этих созданий не от мира сего. Прислужников Легиона и тех, кто служил лишь самому себе. Порабощенных и свободных, словно птицы. Но еще никогда он не видел демона, который предлагал бы отдаться в подчинение сам. Трудно было представить себе существо, которое добровольно отдавало себя в рабство. Впрочем, видел он и такое - но это были в основном орки и люди. Те, которые родились и выжили в рабстве и, получив свободу, уже не мыслили иной жизни, существования вне необходимости подчиняться и выполнять чужие приказы. Но еще ни разу ему не доводилось видеть демона, проведшего жизнь в рабстве и вдруг обретшего свободу. Прислужники колдунов погибали после смерти хозяина, не в силах вынести той безысходности, которая охватывала их разум. Что происходило с рабами Легиона он не имел ни малейшего понятия, но чувствовал, что и они готовы были скорее умереть, чем жить без подчинения.
Демонесса, похоже, была знакома с методами чернокнижников, пусть даже понаслышке. Но навряд ли она представляла, что такое ритуал порабощения на самом деле. На какое-то мгновение колдуну вдруг почудилось, что он чувствует мысли нетрезимки, чувствует, как необходимость подчиняться кому-то рвется из нее наружу, помимо воли, помимо желания. Мимолетное чувство жалости проскользнуло где-то в глубине сознания. Подумалось, а стоит ли демон той жалости, которую он заставлял себя испытывать к живыми существам этого мира. Ведь она тоже была живой, вот только была ли у нее душа? Сколько он не имел дела с порождениями Запределья, но так и не смог найти ответа на этот вопрос. Демоны были для него инструментом, не более того. Но единственным инструментом, который он знал в совершенстве. Странные мысли, странные чувства. Быть может на досуге и стоило поразмыслить об этом, но не теперь. Он знал натуру этих тварей и не мог позволить себе расслабиться. Возможно через некоторое время, когда он сможет хорошенько отдохнуть в одиночестве...

Усилием он заставил себя очнуться от мимолетных грез. Действительность требовала не философских рассуждений, а действия.
Ну давай, выкладывай тогда все, - колдун склонил голову, окончательно скрывая лицо в тени. - Интересно выслушать пожелание раба перед его добровольной казнью.
Он удивился сам себе. Неужели многолетние страдания настолько вошли в его сущность, что даже в отношении демона он стал сентиментальным?..

Отредактировано Эскелан (2010-05-18 22:56:33)

56

Ситуация отдаленно напоминала лабиринт, из которого, даже прожившая около восьми тысяч лет беспощадная не могла найти выход... этот колдун... он мальчишка по сравнению с ней, однако нужно признать - мальчуган то хитер как сатана.
Простая до дрожи гуманность со стороны будущего повелителя заставляла девушку усердно шевелить извилинами.
Непременно, можно было выложить ему все на чистоту и безмятежно провести бесчисленное количество времени выполняя обязанности податливой служанки... но Асмедея сразу отогнала от себя такую мысль, удивляясь, почему она вообще подумала об этом.
Наверное, жизнь в дали от собратьев хорошо давала о себе знать, с каждым днем уничтожая врожденную гордость демонессы... так ведь можно было докатиться до трусоватого слабохарактерного беса.
Тотрезимка верила, что воссоединение с легионом вернет ей прежнее моральное состояние.
Дева придвинулась ближе к чернокнижнику, говоря довольно тихо, по непонятным причинам желая отгородиться от назойливых лишних ушей.
Пообещай мне, при первой попавшийся возможности пройти через темный портал. У меня в Запределье есть... кхм... одно дельце, требующее решения. Смею просить только об этом.
Она шикарно исполняла роль обреченной, беспомощной особы, пытаясь зарекомендовать себя не намного лучше пустоголового, топчащегося у стола Керкуну.

Отредактировано Асмедея (2010-05-18 23:28:51)

57

Вот он, доступный кусок захваченного разума. Разума, который нежили цепкие руки, в чьих жилах застыла королевская кровь. Разума, который примерз к ледяному шлему своего властителя, стремясь слиться с ним воедино, всецело отдаться его воле, и отдаваясь, как множество других. Воле Лича Артаса. Они знали это влечение. Все они. И это прибавляло им еще больше рвения в выслуге своему новому властителю, еще больше преданности Темной Госпоже. Ярко разжигало огонь ненависти в зияющих глазницах, огонь, который мог бы заглушить внутри этот сладкий, властный тембр, его зов. И они беспрекословно следовали за самоназванной, и признанной королевой, которая по насмешке судеб заняла трон, что полагался ему. Дворец и земли, что наследовал он. Будто в отместку бросив колкость - Сильвана  выстроила некрополь под сводами его дворца.

Тишина была наблюдательницей. Она строила свои предположения и, возможно, даже делала ставки на следующий ход. Выжидала. В Брилле не так часто происходило то, что хотелось бы наблюдать с тем же вниманием. И тишина пользовалась выпавшим случаем и своей привилегией безучастного присутствия.
Истлевшие брови Орфины дернулись, стоило Ассеку отпустить Артура, но тут же приняли прежнее, пылающее холодом выражение.
- Страж, отведи Артура в таверну.
Человек и сам уже был в состоянии передвигаться, такая прогулка, несомненно, пошла ему на пользу, если не учитывать раны и возможные от того заражения. Он, ковыляя, отошел за спину Эллирию, а после, присоединился к стражу.
Банши обернулась к конюху: "Отпустите к нему коня!" - повинуясь, конюшенный освободил поводья и ударил черного коня по крупу. Тот припустился в сторону Тайрона.
- Увести! - выпалила она, указывая перстом вытянутой руки на Ассека. - Свяжите, наложите на него заклинание немоты и паралича и отведите к Темной Госпоже. И смотрите, чтобы он с собой ничего не сотворил. Падаль королеве ни к чему. - Казалось, к Тайрону она оставалась совершенно равнодушной.
За сим следовал еще один жест, легкий кивок головы. И позади Ассека стало двумя зрителями меньше. Их облачение было выдержано в черных тонах, голову обводило смольное полотно тонкой ткани, покрывающая все лицо, кроме глаз. Они исчезли столь стремительно и бесшумно, как и появились. Их непримечательность всегда оставляла вопрос: "А были ли они здесь?". Разумеется, весть и получатель находились в сфере интересов поданных Сильваны и ее самой. Слежки было не избежать.

58

- Даже так? - Эскелан ухмыльнулся невидимой в тени улыбкой. - Ну что же, тем легче.
Керкуну, действительно, пора было заменить, слишком долгое время он был под путами чужого разума. Настолько долго, что колдун порой не доверял ему свою жизнь в особо напряженных ситуациях. Правда за годы он уже привык к безропотному, но могучему спутнику. Мало кто мог сравниться в Азероте с этой кучей мышц, когда речь шла о единоборстве. Нетрезимка сильно уступала ему в этом отношении, но Эскелан не сомневался в ее боевом искусстве, которое с лихвой могло заменить силу.
- Давно уже пора навестить старые добрые катакомбы бесплотной Лесовички.
Эскелан поднялся со своего сиденья. В Подгород его вовсе не тянуло, но там было куда безопаснее.
- Прошу вас, леди, - отрекшийся как только мог галантно склонился в поклоне, костлявой ладонью, вынырнувшей из широкого рукава, указывая на дверь. - Только после вас.
Керкуну безмолвно стоял, таращась на нетрезимку, по прежнему прижимая свой топор и ожидая очередного приказа...

59

Тем временем, с застывшим лицевым выражением, как ни в чем не бывало, официант нагревал свои сморщенные уши о разговор двух подозрительных субъектов. Гули и вурдалаки, похоже, расслабились. Их ворчание почти умолкло, и было слышно лишь редкое кряхтение. Тем не менее, складывалось ощущение, что они впали в сон от затянувшегося ничего неделания.
Обстановка успокаивалась, но таверна и ее стражи ждали Орфину и ее приказа, который она произнесет на понятном лишь им языке. Успокоит и вновь уложит в густых тенях и углах таверны.
В проеме показался Артур, а следом за ним из-за двери вынырнул его сопровождающий. Они обошли стража, который усердно отделял накрепко втиснутый в дерево стены меч, стараясь не отделить при этом голову Маркуса от шеи. Любая неловкость, и его голова могла запросто покатиться по половицам, пачкая их своим содержимым. Но страж старался, будто изображая скульптора, хоть и его усилиям очень мешали громады доспехов и пакли волос Маркуса. Все-таки, рыцари смерти очень неудобные.
Артур продвинулся к камину, делая это уже гораздо свободнее чем прежде. Ему нетерпелось освободиться от доспехов, которые мешали ему чувствовать все, что с ним сейчас происходило. Раз уж ему было суждено выжить, решил Артур, то стоит озаботиться о собственной жизни.

60

Право, сударь, не стоило так любезничать предо мной...
Застенчиво улыбнувшись, Асмедея приподнялясь со стула, направившись к двери.
Уже почти преодолев порог таверны, она поспешно обернулась в сторону нынешнего прислужника чернокнижника.
Краснокожий демон, бесцельно таращась на тотрезимку, прижимал своей огромной рукой к столу мечи принадлежащие девушке, которая очень редко выпускала их удобные привычные рукояти из рук.
Можно как-нибудь...ну...расшевелить Керкуну?... так, чтобы он перестал вдавливать наше с вами оружие в стол. Ато ведь расхаживать по Тирисфалю без средств защиты — занятие довольно опасное.... даже для такой парочки как мы.
Честно говоря, девушка очень плохо представляла себе, куда вообще ее поведет этот колдун... cловосочитание «катакомбы бесплотной Лесовички» демонессе, плоховато знающей некоторые места Азерота ни о чем  не говорило. 
К тому ж, вдруг ему вздумается нарушить договор, и без свидетелей испробовать на ней одно из своих смертоносных заклинаний.

Отредактировано Асмедея (2010-05-21 13:13:35)


Вы здесь » World of Warcraft » Восточные королевства » "Тихая заводь" (Брилл)