World of Warcraft

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » World of Warcraft » Игры для отдыха и общего развития » World of Warcraft - В ожидании Катаклизма.


World of Warcraft - В ожидании Катаклизма.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- Конец Света не самое страшное, Крагг, - хриплым голосом рассуждал орк. - Самое страшное, паника. - Бывалый воин, чьи черные космы, завязанные в хвост, местами изъела седина, сидел на скамье за столом, правой рукой приобняв зеленокожего друга ровесника. Он увлеченно втолковывал ему свои истины, которые неизменно приходили к нему после кружки-другой. Такого просветления ожидали еще с десяток посетителей таверны несмолкающего града Оргриммара. Собеседник кивал, горько морща лоб и скаля клыки, качал головой с досадой. Оба они вновь брались за кружки, чокались, покрякивали после выпитой половины пенного пива и закусывали сушеной бешенкой.
- Вон, смотри какой разодетый, небось из этих, - Крагг кивнул приятелю на орка за дальним столом, который сидел в окружении пары молодых троллей, и о чем-то им  преспокойно рассказывал. Старый вояка не выдержал. Встал из-за стола, прихватив увесистый топор, отмахнулся на попытки его остановить и двинулся в направлении компании. Остановившись напротив орка, одетого в черное, с лиловыми вкраплениями платье, он сплюнул на пол.
- Ну, расскажи мне про Конец Света. - орк мерзко ухмылялся, покачивая топором, который перехватил обеими руками.

Через минут десять орк уже сидел на скамье рядом с молодыми троллями, уперев локти в столешницу. Топор покоился подле лавки. Его взгляд почти не мигал, и дышал он равномерно и спокойно. Тряхануло. С такой силой, что орчиха - разносчица выпивки расплескала половину содержимого кружек, которые несла в руках. Все переглянулись. Так трясло уже вторую неделю, но теперь все чаще. Послышались ругательства, ругалась орчиха и те, кому предназначалась выпивка. Посуда, что раньше стояла на высоких полках позади барной стойки, давно уже была перенесена в деревянные ящики на пол, как и все, что могло упасть и разбиться, во всем городе.
Орк в черном с лиловыми вкраплениями платье благоговейно прикрыл глаза и приподнял руки, изображая пальцами некие знаки умиротворения. Он коротко прогудел: "Ммм", и замолк. Его слушатели еще внимательней поглядели на него. Крагг напился и уснул лицом в стол.

Сектанты недавно показались на улицах города, их не принимали всерьез, но все чаще стали слышны шепоты о конце света. Изредка встречались агитационные плакаты, но никто не видел, как их ставят, должно быть, это делали глубокой ночью. Жители стали пропадать из городов. Их имуществом вдруг завладевали никому неизвестные личности. Поддавшиеся настроениям предприниматели старались побыстрее провернуть сделки с покупкой и продажей недвижимости. Но цены скакали, как лошади галопом. Особым спросом стали пользоваться ездовые животные и зерно. Еще пока еле слышно, но постепенно набирая звучание, паника играла в беспокойный барабан.

Отредактировано Мортана (2010-11-12 14:38:50)

2

Половицы застонали под ногами таурена, остановившегося на пороге. Охотник медленно обвел взглядом присутствующих, немного задержав внимание на проповеднике, и двинулся вперед, тяжело опираясь на копье. Его шатало, и спиртным несло за версту, но до кабатчика таурен дошел без приключений. Тот уже широко улыбался, глядя на приближение охотника.
Связка куропаток шлепнулась на стол. Орк хрипло захохотал, толкая локтем соседа – син’дорая.

- Видишь, а ты не верил. Гляди, вот они, куропатки эти! Бородатые, да! Мясо - нежнейшее! Эх, сейчас так изжарим - не устоит твоя леди, это я, Мораг, тебе говорю!
Отсчитываемые серебряники один за другим складывались в горку перед тауреном.
- Порадовал, Уно, порадовал. Держи, как обещано! Секрет не продашь, добываешь их как? У остальных они продырявленные везде, а твои целые! Ну да ладно. Только другим не продавай, ахаха! Выпивка за мой счет!
Монеты перебрались в кошель. Они думают – он за серебро… Что они знают о ней? Об охоте доброй?

Подхватив по дороге широкую чашу утренней росы, таурен вернулся ко входу и грузно осел на пол в углу. Прохладная стена за спиной и свежая роса успокаивали, но мир вокруг продолжал ходить ходуном.
Вбежавший питомец обдал лаской теплых мыслей и сел рядом. Вдруг в голове сверкнула красная тревожная нить, и охотник поскорей отпил из чаши. Тряхнуло - питомец чувствовал толчки за несколько секунд вперед. Тяжелый вздох вырвался из груди. Матушка страдает, а ее сын не может сделать ничего. Ничего. Волк согласно взвизгнул в ответ на мысли.

В попытке отвлечься таурен взялся слушать речи этих глупцов в черных одеждах. Земля болеет. И дети ее, глядишь, тоже – вон что городят, неразумные.

Отредактировано Унорогус (2010-11-12 20:05:46)

3

Таверны, таверны... и конца краю им, окаянным нет. Некая Асмедея никогда особо не жаловала подобные места, поскольку в них по обыкновения слишком людно. Плюс винные пары в воздухе витают. Вот взять например этого слегка мрачного на вид представителя расы тауренов... он похоже нынче навеселе. Аж ноги свои с трудом волочит. Благо на длинный черенок своего копья опирается, иначе б давно напольной пылью легкие засорял. Ой, а чего это у него в руках? Живность какая дохлая, что ли? Да, похоже на то. Весьма крупные, пригодные в пищу птички, заарканенные настолько умело, что на них даже сквозных дырок  от не особо метких выстрелов не было. Умеют же рогатые охотиться, ага. Хотя, если учесть щедрую плату серебряниками за результаты профессиональной деятельности... то тут любой обожатель пухлых кошельков зверя отлавливать в кротчайшие сроки наловчиться.

Меж тем, за крайним столиком с покосившейся набекрень ножкой, близ облупившийся стенки, в самом углу заведения, едва заметно сутулясь восседала молодая, миловидного вида орчиха, одетая в «приличное тряпье» на манер пирата южных морей. Особого внимания удостаивалась своеобразная  бандана цвета запекшийся крови с небрежным изображением черепа, рьяно норовящая сползти барышне на лоб и закрыть ей очи. Впрочем, сие нисколько не мешало ее озёрно-голубым, невероятно беглым глазам проворно шнырять по барной обстановке в поисках интересненького. В купе с этим ее ярко багряные, тонкие аккуратные губки постоянно искажались в противной сальной улыбочке. Данная зеленокожая пристально наблюдала за всеми присутствующими, однако ж изо всех сил пыталась изобразить из себя весьма занятую, увлеченную чтением особу. Левой рукой, она от нечего делать теребила крупные золотые сережки в ухе, параллельно водя по лежащему прямо перед ней свитку с изображением подробной карты Азерота указательным пальцем правой конечности.

- Лок’тар, приятель. Вижу, ты очень заинтересован болтовней тех вон подозрительных посетителей…

Развернувшись на стуле в пол оборота, вышеописанная орчиха демонстративно кивнула в сторону персон в чудных темно-фиолетовых одеяниях, тот час ненавязчивым жестом пригласив к себе за стол  того самого таурена, который минут десять тому назад выгодно продал свою добычу трактирщику.

- Ты, приятель, присаживайся. Не стесняйся. Меня Асмедеей звать, кстати…

Отредактировано Асмедея (2010-11-12 23:17:36)

4

Громко рыча, изрыгая клубы смрадного дыма, возле таверны остановился механоцкл. Из коляски вылез таурен и, хмурясь, осмотрел стальное чудовище. Взгляд его выражал недовольство и осуждение. Больше всего негатива досталось, конечно, водителю, этого странного средства передвижения. Но вот рев стих, коляска аккуратно сложилась, и, выдвинув специальную ножку, с механоцикла слезла тауренка. На лице её блуждало непонятное выражение, какая-то помесь восхищения, недовольства, улыбки и стыда(?).
- Нет, Кош, вещь конечно быстрая, но сомневаюсь, что Тюрак её одобрит.
- Если он не будет знать, - с нажимом произнесла тауренка, -то и одобрять будет нечего.
- Та не собираюсь я ябедничать, просто не пристало дочери Кенариуса, вытворять  такое.
- Слушай, брат, я, конечно, все понимаю, но я ж тебе сказала уже: я постараюсь его продать.
- Как сделала это в Кабестане? – лукаво усмехнулся таурен
Кош виновато опустила глаза.  В Кабестане, как только она сошла с корабля и стащила за собой этого монстра, сразу несколько бойких гоблинов предложили купить у неё эту кучу металлолома, но тауренка отказалась. Отказ аргументировался малой суммой, но на самом деле ей просто жутко хотелось покататься на этом чудовище.
- Кирадэл, ты мой брат и знаю, что плохого не посоветуешь. НО,- это слово она произнесла особо твердо, - Но пойми, я знаю, что я делаю. Понятно же, что я не собираюсь разъезжать по Мулгору на этом…хм, механоцикле, да. Я собственно потому и здесь, в Огриммаре. Продать его в любом случае будет легче тут, чем в Кабестане.
- Как знаешь, Кош,- согласился таурен, - Но только не дело, да  не к лицу тауренке, так себя вести. Тролли, они тоже матери-земли дети как все мы, да только, не стоит тебе с ними так … - таурен задумался, - так… хм, время проводить что ли?
- И что мне надо было делать? – раздраженно возмутилась тауренка, - Выкинуть всех троллей за борт корабля? Или все плаванье проторчать в каюте?
- Да не т же, Кош. Просто, я считаю, что тебе надо быть более сдержанной, что сказал бы Тукава, узнай он, что ты тут вытворяешь?
Последний вопрос задавать, по-видимому, не стоило. Лицо Кош застыло, как маска, а глаза стали холоднее льда. Медленно чеканя каждое слово, она обратилась к брату:
- Меня не волнует, что бы сказал этот охотник. Хотел бы сказать, был бы здесь. Я тебя привезла сюда, потому что у тебя дела. Вот и уматывай по своим делам, Кирадэл. Я собираюсь оставить это железо здесь, так что дальше будешь идти своим ходом.
Не обращая внимания уже ни на кого, Кош влетела в таверну. Кирадэл устало вздохнул – спорить с сестрой в такие моменты бессмысленно. По дороге к стойке, тауренка достала из-за пазухи кота и усадила на привычное место.
- Мир тебе друг! – поздоровалась с орком Кош, - пивом порадуешь? –
Пригубив пенного напитка, и слегка уже успокоившись, тауренка вдруг хихикнула и спросила:
- Слушай, Мораг, ты только не смейся, но ты не хочешь механоцкл купить?

Отредактировано Кош (2010-11-15 11:23:58)

5

Пару дней назад в Шаттрате…
В таверне нижнего города сидели за столиком дреней и полуэльф.  Дреней был одет в красноватого оттенка кольчужные доспехи, на его запястьях красовались перчатки, состоящие, казалось, из живой лавы. Как знал Тайвин, эти перчатки по желанию их обладателя, шамана Хакона, могли превращаться в огромные кастеты из связанных цепями раскалённых кусков магмы. Он слегка завидовал Хакону, хотя и знал, что только шаман сможет совладать с подобным оружием.
- Ты уверен? Я, конечно слышал о том, что в столицах частенько стали видеть культистов, но вряд ли это что-то серьёзное. В конце концов, они лишь безумные фанатики. Опасные, конечно, но в столицах у них не хватит смелости на что-то большее, нежели болтовню о конце света и триумфе лордов-элементалей.
- Тайвин, я знаю, что говорю. Огонь – это моя стихия. И я чуствую, что Рагнарос скоро вернётся. Я чуствую нарастающую под землёй силу. Другие шаманы говорят то же самое о других стихиях. Ваш Кирин-Тор доигрался.

При этих словах бард немного раздражённо взглянул на шамана. Он никогда не любил Кирин-Тор, и Хакон это знал.
- Да-да, я знаю, ты их не слишком любишь, но ты ведь работал и на них. А значит тоже отчасти виноват в том, что может случиться. А ведь я говорил, что перенос такого гигантского объекта, как Даларан, аж в Нортренд может стать последней каплей. Чрезмерное использование магии Кирин-Тором всё-таки повлияло на баланс сил в Азероте. Быть может, всё и обойдётся. Но этот культ Сумеречного Молота…он настораживает меня. Элементали никогда не смогут сами проникнуть в наш мир, но если им помочь, как помогли Искателю Ветра когда-то…
- Да уж, неприятные перспективы. Так значит, говоришь, Хиджал? Где-то там ты чуствовал нарастающую силу Рагнароса?
- Да, и я уверен в своей правоте. Там что-то произойдёт. Даже если не сам Рагнарос придёт туда с глубин своего Плана Огня, то откроется разлом, и из него повалят элементали. Что одно, что другое, совсем не воодушевляет.
- Ну, значит придётся отправиться туда, может быть удастся что-то сделать. А для начала, надо бы наведаться в Оргриммар. Удачи, Хак, и спасибо за информацию.

Тхайрэт встал и решительным шагом направился в центральный зал Шаттрата, к порталу, ведущему в Оргриммар.
Уже в Оргриммаре…
В углу таверны за столом сидел бард. Это было вполне ясно по лютне, лежащей на столе перед ним, но он явно не собирался сейчас развлекать публику. Он наблюдал. Его рассеянный взгляд блуждал по таверне, периодически останавливаясь на особо интересных посетителях. Вот, к примеру, шатающейся походкой в таверну ввалился таурен, и, опираясь на своё копьё, направился к стойке. А вот орчиха, старательно изучавшая лежащий перед ней на столе пергамент, отвлеклась и обратилась с каким-то вопросом к тому же таурену. С улицы раздался гул механоцикла, и в таверну вошла…тауренка. Брови барда недоумённо поползли вверх, и он даже подался вперёд, чтобы послушать, что же она скажет хозяину таверны, к которому направлялась.

Отредактировано Тхайрэт (2010-11-15 12:21:51)

6

Вслед за грохотом снаружи ураганом, как всегда, в полумрак таверны влетела Кош – серый едва успел отскочить с пути ее изящных копытцев. «А всё потому, что мы хорошо прячемся» - вспомнил Уно старую тауренскую присказку, глядя, как хвост Кош проносится в вершке от его носа. Не в духе. Сбежать надо бы, снаружи подождать – после пары кружек придет в норму. Наверное. Уно закрыл на миг глаза, колеблясь – расставаться с благодатью прохладной стены не хотелось.

Нет, не выйдет. Почтила эвон вниманием орчиха юная, негоже женщине отказывать. В прихоти мелкой. Только болтун неважный из него. И вином как от бочки, срам один. Чего не убег сразу с места этого людного? Теперь уж выбору нету. Мысленно поблагодарив за радушие старый камень стены, Уно вскочил на ноги, пробуя силы. Уже лучше, ноги держат. А таки хорошо орки строят. Тяжеловато, грубовато. Надежно зато, и, главное, потолки достаточно высоки. В Кабестане, помнится, после маневру такого треснулся лбом он о балку. Задержаться пришлось, да. Потолку лад давать. И не было тут ничего смешного. Чего Кош так веселилась, узнав?

- Тром-Ка, моя зеленая сестра – на ее воинское приветствие ответил, подходя и привычно лицом ко входу садясь. Отпил из чаши неторопливо, вновь взглядом собеседницу окинул.
- Наслушался их вдоволь, пустомелей. Хватило. Наклонившись, почесал питомцу бок зудящий.
- Ширится зараза. Был орк-орком, воин и трудяга. Бац – культист пустоголовый. Не к добру.
Пальцы вертели чашу, будто узор незатейливый изучая. "Уно я" – сказал запоздало.
- Оружье не прячь, не к чести орочьей. Или… ты приглядываешь, по Торека порученью? – добавил, понизив голос.

Серый тем временем подкрался к Кош и притих рядом под лавкой, к прыжку готовясь.

7

- Ха-ха-ха! Ты б мне еще ветрокрыла предложила! – расхохотался трактирщик, - Ты лучше скажи, где ты его раздобыла? У гномов побывала? – лукаво подмигнул Мораг.
- Да ну тебя! – махнула рукой Кош, - какие еще гномы? Просто так получилось…хм… да, это – случайность. Не хочешь, как хочешь, – пробормотала тауренка уже сама себе, ибо трактирщик отвлекся на очередного визитера. Кош отхлебнула пива и опустила кружку, но рука дрогнула на полдороге к стойке, а глаза незряче уставились в стену за спиной трактирщика. Следят, рогами чую, как смотрят. Тауренка резко обернулась, но никого не увидела за спиной, взгляд опустился ниже … так и знала.
- Даже и не думай прыгать, серый, – громко произнесла Кош, глядя на волка. – Я сейчас далеко не в игривом настроении, так что будет плохо.
Волк внимательно посмотрел на девушку и пытливо склонил голову набок. Кош невольно улыбнулась.
- Хитрец! Но таверна не лучшее место для игр. К стати, хотелось бы знать, где спрятался твой хозяин? – медленно протянула тауренка и оглядела таверну в поисках Уно, а, увидев его, удивилась. Однорогий сидел в уголке за столиком в компании миловидной орчихи – вот это и было крайне удивительно. Хотя, кто его, охотника, знает? Мож он просто рассказывать не любит про свои похождения? Кош  хихикнула и пробормотала себе под нос:
- Ладно, пока мешать не будем.
Землю снова тряхнуло. Боль, отчаянье, ужас взорвались внутри друида, будто граната гоблина. Кош судорожно вздохнула, прикрыла глаза и попыталась успокоить себя. Спокойно, спокойно...  Не время еще… Но как же матушка-земля страдает! Нельзя пока думать. Нельзя унывать, все будет хорошо. Тюрак говорил, что силы беречь надо – пригодятся еще. Нужно отвлечься, нужно думать о чем-то простом. Нужно продать эту кучу металлолома. О!
Глаза тауренки открылись, и она опять принялась осматривать таверну, но потенциального покупателя пока не нашла. Стоп! Лютня это - бард, бард это - путешествия, путешествия это - дороги, а дороги это - усталость, если конечно нет средства передвижения!
Кош улыбнулась собственной сообразительности. Подхватила очередную кружку пива и направилась к столику, за которым сидел синдорай.
- Мир тебе друг! – поздоровалась тауренка, - позволишь присесть? Есть к тебе дело небольшое, точнее предложение, - сказала Кош и с интересом посмотрела на барда.

Отредактировано Кош (2010-11-18 15:37:41)

8

Перед посетителями таверны развернулась неприятная, кричащая о происходящем в Оргриммаре, сцена. Топот тяжеленных ног взметнул приходящую грязь с пола, на слух шаги были решительные, скорые, гневные. Послышалось пылающее злостью дыхание, будто дыхнул паром разъяренный бык. Суровы женщины в этих краях. Суровы боевые подруги орков. Она неслась на того, что сидел в окружении троллей и был совсем на себя непохож. И вряд ли его хоть что-то могло спасти. Орчиха смела тяжелой рукой его слушателей со скамейки, запнулась о топор вояки, который остался сидеть на своем месте, и ухватила за ворот ряженного в лиловое платье орка. Ей не стоило усилий поднять того со скамьи, гнев, казалось, придавал ей еще большей силы. Мышцы напряглись, поигрывая рельефом и серыми шрамами на болотной, вспотевшей коже, которая закрывалась лишь короткими тугими шортами, топом, не доходившем до пупка и сапогами до колен из кроколисковой шкуры.
- Тряпка! - полетело на чистом орочьем, в след отборнейшей выразительной брани, что заставило обернуться посетителей за соседними столиками и ввязаться в увлекательное представление, хотя бы в качестве зрителей.
- Ты где пропадал, шакалий бок?! - она развернулась, притянув за собой словно игрушку не сопротивлявшегося супруга. Он лишь что-то лепетал о своем выборе, и что ей бы этот выбор тоже не помешал, ведь впереди их ждет либо смерть, либо гарантированное спасение бессмертных душ и об этом пора озаботиться уже сейчас.
- Спасение?! - неистово вопила женщина. - Бегство! Трусость! Мой муж был отважным воином, который сражался рядом со мной, спина к спине, для которого смерть в бою казалась великой честью, который не боялся смерти в агонии сражения и жил на поле битв. А это что? Тряпка! - она кинула орка на пол, и тот сбил кого-то на пути, сделав пару невольных перекатов. - Ты мне больше не муж! Все слышьте!
С этими словами орчиха подобрала своего бывшего мужа с пола и вытолкнула из таверны, уходя следом.
Через пару минут как ни в чем не бывало в таверну зашла эльфийка. Зеленоглазая синдорей, с черным переливом пышных волос. Она обыскала помещение взглядом и облегченно уставилась на Тайвина. Поспешила к нему. Орки хмуро проводили ее взглядом, но остались молчать. Ее прикид не походил ни на воинский, ни на магический. Черная жилетка поверх просторной темно-бурой рубашки, плотные кожаные штаны, заправленные в сапоги под цвет, хоть и оттененные слоем пыли, черные перчатки обтягивали руки выше локтя, а на шее виднелась свалявшаяся тканевая маска, также черная. Она была легка на поступь и довольно быстро добралась до столика барда. Произнеся приветственные слова на орочьем, ведь за столом была тауренка, ясноглазая эльфийка очаровательно улыбнулась.
- Можно к вам? А то тут эльфов раз-два и обчелся, и свободные столики вроде кончились, а орки меня к себе небось не пустят. - торопливо проговорила она, разрумянившись.

9

Взгляд барда остановился на столике, за которым сидели несколько культистов Сумеречного Молота. Туда же некоторое время назад подошёл с явно не слишком хорошими намереньями орк, однако теперь он сидел рядом с культистами, задумчиво глядя в пространство. "Забавно, эти культисты так легко убеждают в своей правоте. Если бы не эти землетрясения и переодически появляющиеся в разных местах элементали, никто бы их даже слушать не стал. А сейчас все забеспокоились. Боятся, что мир действительно будет уничтожен. И что какие-то жалкие культисты смогут спасти их души. Бедняги..." Мысли Тайвина были прерваны подошедшей к столику тауренкой, как раз той, что так сильно удивила барда. А услышав её слова, он удивился ещё больше.
- Мир тебе друг! – поздоровалась тауренка, - позволишь присесть? Есть к тебе дело небольшое, точнее предложение.
В ответ бард лучезарно улыбнулся, и жестом пригласил тауренку за стол. "Судя по одежде, друидка. Забавно. Похоже, в чём-то культисты правы. Если уже друиды ездят на механоциклах, то в мире скоро действительно что-то серьёзно поменяется." А следом за за загадочной друидкой к столу барда подошла эльфийка. Бард заметил её ещё когда она заходила в таверну. Она на удивление быстро заметила Тайвина, хотя столик был достаточно далеко от входа, да и народу в таверне было немало. Пока она пробиралась в столу, бард успел оглядеть её. "Интересно, одежда почти как у меня. Не стесняет движения, позволяет двигаться тихо, когда это нужно. Вряд ли обычная путешественница. Но оружия вроде бы не видно..."
- Можно к вам? А то тут эльфов раз-два и обчелся, и свободные столики вроде кончились, а орки меня к себе небось не пустят.
Бард кивнул в ответ, и откинулся на спинку стула.
- Итак, - бард с интересом посмотрел сначала на тауренку, а потом на эльфийку, - И что же за дело у вас ко мне? Кстати, я Тайвин. Как вы, наверное, уже поняли - бард.

10

Кош ответно улыбнулась барду и уселась за стол. Только она собиралась сказать слово, как внимание её привлекла небольшая семейная ссора, а затем и эльфийка появилась.
- Итак, и что же за дело у вас ко мне? Кстати, я Тайвин. Как вы, наверное, уже поняли - бард.
- А меня Кош звать, – мило улыбнулась тауренка и кивнула синдораям, - И именно потому, что ты бард, я здесь. Видишь ли, друг, ко мне случайно – смущенно потупила глаза тауренка, - хм… да, совершенно случайно, попала некоторая вещь, которая в принципе мне, как друиду не то что не нужна, а, скорее всего даже очень нежелательна. В общем, - девушка собралась с духом, набрала в легкие побольше воздуха и выпалила, - купи у меня механоцкл!
- Он, нормальный и в хорошем состоянии, там даже коляска для перевоза груза или пассажиров есть. Мне-то в кошачьей форме путешествовать попроще будет, да и не дело друиду по матушке-земле на чуждом механизме разъезжать, – глоток пива слегка освежил горло. Кош достала свою трубку и набила душистым табаком, легкий сизый дымок потянулся к потолку. На наплечнике чихнул кот, тауренка, не глядя, погладила его, и вскоре с плеча начало доносится умиротворенное урчание.
- Видишь ли, Тайвин, мне обязательно нужно избавится от стального монстра. Достался он мне конечно легко, но вот выбросить мне его жалко. Не отравляй он так воздух и матушку-землю, Му'шой клянусь, себе б оставила. Тебе же, как барду, то бишь путешественнику, механоцкл может очень даже пригодится. – Кош затянулась и чем-то задумалась. Пару секунд, она незряче смотрела в стену, но будто собравшись с мыслями, тряхнула гривой и деловито обратилась к Тайвину:
- Значит так, торгаш я неважный, так что буду говорить, как есть. Эта груда металла сейчас под таверной, так что в любой момент сможешь выйти и посмотреть. Механоцкл довольно новый и почти не потрепанный, складная коляска, хотя это я уже говорила, кажись. Так… Что еще? Ездит это чудовище на ракетном топливе. Достать его можно в любом гоблинском поселении, бочки хватает на проезд по всему Калимдору. Ну, так как? – Кош отхлебнула пива и пытливо уставилась на синдорая.


Вы здесь » World of Warcraft » Игры для отдыха и общего развития » World of Warcraft - В ожидании Катаклизма.